Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Перед лицом вечности

С самого начала дул крепкий норд-ост, едва не срывая паруса. Еще в бухте
Манилы всем стало ясно, что судно безнадежно перегружено. Всем,
кроме командующего.Матрос Бенито дель Уэрто, которому чудом удалось спа-
стись вместе с другими 20 моряками, свидетельствовал: «Вода за бортом до-
стигала портов орудий—корабль так оказался забит, что даже к пушкам нельзя
было подойти».
Чтобы хоть как-то выровнять крен, почти весь экипаж собрался с наве-
тренной стороны, но тщетно. Судовладелец Луис де Бельвер очень трево-
жился за свой галеон и умолял хотя бы часть груза выбросить за борт. Но
именно де Морга приказал «весь хлам убрать с палубы вниз», так что там,
среди всей этой рухляди, не осталось даже места, чтобы при необходимости
позаботиться о раненых или погасить случайную искру (чудо, что весь ко-
рабль не взлетел на воздух!).
14 декабря ван Ноорт заметил на горизонте чужие паруса.Он немедленно при-
казал «Эендрахту» возвращаться на родину с дубликатами всех его многочислен-
ных экспедиционных отчетов.На оставшемся корабле стали готовиться к бою.
Испанцы начали атаку сразу , но первый выстрел прозвучал с «Маврикия».
Прямое попадание. Грот «Сан-Диего» разорвало в клочья, одну из помп —
вдребезги. Де Морга в ярости приказал открыть ответный огонь, но шеф ка-
нониров рапортовал, что орудия зарядить невозможно. Тогда деМорга решил
брать «Маврикий» на абордаж — к несчастью, забыв приказать убрать паруса.
«Сан-Диего» на полном ходу врезался в противника, получив при этом про-
боину ниже ватерлинии. У «Маврикия» в тот момент серьезных повреждений
не оказалось.
Тем временем 30 испанцев уже спрыгнули на палубу «Маврикия» и с кри-
ками «Сдавайтесь, псы!» принялись резать снасти и срывать с мачт паруса, го-
товясь поднять испанские флаги. Ван Ноорт и 58 человек экипажа
забаррикадировались в трюмах. Перевес был явно не на их стороне, и голлан-
дец предложил начать переговоры о сдаче.
В этот момент подплыл «Сан-Бартоломе» и… сразу открыл огонь по «Ма-
врикию», невзирая на то что голландский корабль был уже почти занят испан-
цами. Лишь в последний момент вице-адмирал де Алькега наконец понял, что
же произошло. Он бросился в погоню за «Эендрахтом» и настиг его через не-
сколько часов.
А что же происходило на «Сан-Диего»? Матрос Бенито дель Уэрто нашел
своего адмирала бледным и безразличным, лежащим на матраце у якорной ле-
бедки, на самом носу судна. Дель Уэрто махал перед его глазами захваченным
вражеским флагом, заклиная де Моргу отдать, наконец, приказ о полном за-
хвате «Маврикия», ибо экипаж последнего фактически уже сдался. В ответ он
услышал лишь лепет заикавшегося командующего: «Делай, что можешь…»Ни-
чего конкретного он так и не приказал. Все это никак не вяжется с героиче-
скими мемуарами самого деМорги, у которого едва ли не на каждой странице
описываются ожесточенные схватки, но нигде нет ни слова о томительном
ожидании так и не поступившего распоряжения.
Из неразберихи на «Сан-Диего» голландец ван Ноорт решил извлечь вы-
году. Он приказал снова открыть огонь из орудий второй палубы, одновре-
менно пойдя на чисто военную хитрость: его люди взорвали дымовые шашки,
и из люков стал медленно выползать густой дым, разъедая глаза нападавшим.
Опасаясь, что и «Сан-Диего» будет охвачен пламенемс «Маврикия», деМорга
отдал свой первый приказ (после 6-часовогомолчания!), оказавшийся самымфа-
тальнымв его короткой карьере командующего.Вместо того чтобыэвакуировать
команду с поврежденного «Сан-Диего» на «Маврикий», он отозвал своих людей
с борта голландского судна и приказал рубить абордажные канаты.
В течение нескольких минут неспособный к маневру «Сан-Диего» затонул
вЮжно-Китайском море, унеся с собой в пучину 350 жизней. Полные отчая-
ния солдаты пытались расстегнуть тяжелые нагрудные панцири и латы, но не
успевали этого сделать. Лишь немногим все же удалось вплавь достигнуть
суши.Между тем голландцы собрались на палубе и преспокойно открыли па-
льбу по потерпевшим кораблекрушение.
ДеМорга оставил свое судно одним из первых (снова полное расхождение
с его мемуарами) и поплыл на плоту , припрятав на себе два захваченных не-
приятельских флага. Плот с горе-командующим до самого острова Фортуна
толкал перед собой его секретарь.

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика