Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Раб в поисках философского камня

Еще одним знаменитым пленником магрибских корсаров, причислен-
ным позже к лику святых, стал Винсент де Поль. Его захватили в плен
в 1605 году , во время путешествия из Марселя в Нарбонну. Пройдя через все
тяготы и унижения, де Поль попал к необычному покупателю — доброму
старику , искавшему философский камень. Оба — господин и раб — нахо-
дили удовольствие в долгих теологических спорах. Хозяин внушил святому
невольнику глубокий интерес к алхимии. Когда старик умер, Винсент по за-
вещанию достался его племяннику , уже не столь просвещенному человеку ,
который не видел прока в слабосильном рабе, и Винсент де Поль вновь ока-
зался на невольничьем рынке. В конце концов он бежал. История пленения
и побега восхитительно описана самим Винсентом в письме к другу.
«…Ветер был достаточно благоприятным, чтобы
в тот же день привести нас в Нарбонну, лежащую
всего в пятидесяти лигах, но Господь судил иначе, до-
зволив трем турецким шлюпам догнать нас в Лион-
ском заливе и жестоко атаковать. Троих убили, а
остальных ранили. Я также получил стрелой ране-
ние, оставившее память о себе на всю жизнь. Мы
были вынуждены сдаться этим бандитам, более
лютым, чем самые кровожадные тигры. Так, они из-
рубили на куски нашего лоцмана, чтобы отомстить
за смерть одного из них.
Спустя семь или восемь дней мы приплыли в Бер-
берию, разбойничье логово Великого Турка. По при-
бытии нас выставили на продажу с письменным
удостоверением о нашем захвате на испанском судне;
иначе нас освободил бы консул, которого король дер-
жал там, чтобы охранять французскую торговлю.
Прежде чем продать, всех нас, закованных в цепи,
провели несколько раз по улицам Туниса, показывая воз-
можным покупателям, что мы здоровы и не получили
повреждений. Затем, вернув на корабль, нас покормили
и отвели на рынок. Я был продан какому-то рыбаку, а
от него попал к пожилому алхимику, человеку очень
мягкому и добросердечному. Он рассказал мне, что по-
святил 50 лет поиску философского камня. Моей обя-
занностью стало поддерживать огонь в дюжине печей.
В этой должности, благодаря Богу, я получил больше
удовольствия, чем страданий. Мой хозяин очень полю-
бил меня, и ему нравилось рассуждать об ал-
химии, а еще больше — о своей вере. Он изо всех сил
старался склонить меня к мусульманству, суля богат-
ство и обещая раскрыть все секреты своей науки. Но
Господь укрепил мой дух в ответ на мои непрестанные
молитвы к нему и Деве Марии (заступничеству кото-
рой, уверен, я обязан своим освобождением).
Я был с этим стариком с сентября 1605 до августа
следующего года, когда его вызвали работать для
султана. К сожалению, мой хозяин умер в пути. Он
оставил меня своему племяннику, который, прослы-
шав, что в Тунис едет королевский посол де Бреве, по-
лучивший от Великого Турка полномочия освободить
рабов-христиан, быстро продал меня. Я был куплен
неким савойским ренегатом и отвезен в его жилище
среди гор, в той части страны, где оченьжарко и сухо.
Две из трех жен моего хозяина относились ко мне
с участием и добротой. Одна оказалась гречанкой,
сохранившей веру в Господа Иисуса Христа, другая —
турчанкой. Сия последняя была избрана Божествен-
ным Провидением в качестве орудия, чтобы вернуть
своего мужа в лоно церкви, мне же доставить из-
бавление от рабства. Любопытствуя узнать о
жизни христиан, эта женщина часто приходила на
поле, где я работал. Она потребовала, чтобы я спел
молитвы моему Богу. Мысль об участи детей Из-
раиля в вавилонском плену побудила меня со слезами
на глазах начать псалом «На реках вавилонских»,
потом и другие вещи. Все они на удивление полюби-
лись моей слушательнице. Вечером она не преминула
сказать своему мужу, что он сделал ошибку, оста-
вив прежнюю веру, которая — на основе слышанных
от меня молитв и песнопений — показалась ей очень
хорошей. Она добавила, что никогда еще не испыты-
вала столь высокого и чистого наслаждения, с кото-
рым, как она уверена, не могут сравниться никакие
услады мусульманского рая. Эти слова потрясли ее
мужа не меньше гласа валаамовой ослицы. На сле-
дующий день он объявил, что решил бежать во Фран-
цию и надеется, во славу Господа, совершить это в
самом ближайшем времени.
Но прошло еще десять долгих месяцев, прежде чем
он отважился на свой подвиг. Наконец, сев в малень-
кий ялик, мы подняли парус и 28 июня благополучно
достигли побережья Франции.
Вскоре мы отправились в Авиньон. Там, в соборе
св. Петра, вице-легат святейшего престола со сле-
зами радости на глазах дал вероотступнику отпуще-
ние грехов и вернул его в лоно церкви. Это было
поистине умилительное и назидательное зрелище.
Монсеньор удержал нас обоих до своего возвраще-
ния в Рим, куда мы отправились, как только прибыл
новый вице-легат. В Риме его преосвященство соби-
рался устроить моего бывшего хозяина в обитель, где
когда-то принял постриг и сам; мне же обещал пре-
доставить хороший приход. Причина, по которой
монсеньор так расположился ко мне и сделал для меня
столь многое, заключалась главным образом в инте-
ресе к алхимии, секретам которой я обучил его и ко-
торые он напрасно искал всю свою жизнь…»

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика