Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Одиссея мистера Окли

Несмотря на строгую охрану , некоторым рабам удавалось бежать. Исто-
рии этих побегов всегда являются цепью невероятнейших приключе-
ний.
Одно из таких повествований — небольшая книжка, изданная в 1675 году .
Она озаглавлена: «Эбенезер, или Небольшой памятник Великому Милосер-
дию, написанный мною, Уильямом Окли». Автор предваряет свой рассказ
длинным аллегорическим стихотворением, начинающимся словами: «Сей
автор никогда не печатался прежде и (приятно это или нет) никогда не будет
впредь».
Впрочем, надо признать, что м-р Окли излагает свой рассказ весьма про-
фессионально. Это произошло в июне 1638 года, когда «Мери» покинула порт,
направляясь к островуНью-Провиденс в Вест-Индии. Судно было вооружено
шестью пушками. Груз состоял из холста и сукна, на борту находилось
шестьдесят человек, включая пассажиров. Начало путешествия складывалось
неблагоприятно. В течение пяти недель «Мери» простояла в Даунсе, пережи-
дая непогоду . Возле острова Уайт обнаружилось, что «все наше пиво прокисло,
нам пришлось вылить его за борт и взять уксус, чтобы мешать его с водой во
время плавания». Затем произошла новая неприятность: «Мери» села на мель,
и лишь с огромным трудом команде удалось вывести корабль на глубоководье.
«Эти обстоятельства,—замечает автор,—казавшиеся случайными помехами,
в действительности являлись указаниями свыше, предвещавшими нам в буду-
щем великие беды».
Ради большей безопасности «Мери» продолжила плавание, объединившись
с двумя другими торговыми судами.Но даже эта предосторожность не помогла.
Через неделю путешественники встретили три алжирских военных корабля.
После короткого яростного боя, потеряв убитыми несколько человек, англи-
чане попали в плен. Пять недель их продержали взаперти в трюме, пока пи-
раты курсировали в поисках новой добычи. За это время Окли научился
немного говорить по-арабски, предвидя, что его умение сможет пригодиться
впоследствии.
Прибыв в Алжир, всех пленников отправили на невольничий рынок, где их
«рассортировали» и выставили на продажу . Самую высокую цену назначили за
сильных молодых мужчин с крепкими зубами. Особое внимание уделялось
рукам: загрубелые, мозолистые ладони указывали, что новый раб привычен к
тяжелой работе. Но не меньшим спросом пользовались и обладатели мягких
холеных рук, поскольку , скорее всего, являлись родственниками богачей, ко-
торые не пожалеют денег на выкуп.
Окли купил мавританский судовладелец. Поначалу хозяин использовал
его для кузнечных работ, а затем отправил в пиратский рейд на одном из
своих кораблей. Англичанин энергично протестовал, но тщетно. После не-
удачного плавания хозяин отпустил его на оброк, велев найти какое-нибудь
ремесло. Сумма оброка составляла 2 динара в месяц.
Поразмыслив, Окли открыл маленькую лавку , где продавал табак и вино.
Вскоре дело начало разрастаться, и он взял помощника — другого неволь-
ника, Джона Рэндела, бывшего перчаточника. Рэндел, чьи жена и ребенок
находились в плену вместе с ним, начал шить парусиновую одежду , которую
охотно покупали.
Прошло четыре года, и Окли заметил, что он, как и другие рабы, привык
к неволе. «Мы почти забыли свободу , глупели, становясь бесчувственными к
своему рабству; мы склонились под своим бременем, покорно подставляя
спины и плечи».
Пленнику особенно не хватало религиозного утешения. Но вскоре он
обрел его, благодаря присутствию достопочтенного Деверью Спратта, в про-
шлом — английского священника, а ныне — такого же раба. «Трижды в не-
делю этот благочестивый, мирный слуга Господа Иисуса Христа молился с
нами и проповедовал нам Слово Божье; наши встречи происходили в под-
вале, который я снимал. Эти собрания посещали иногда по тридцать-сорок
человек, и ни турки, ни мавры никогда не чинили нам каких-либо помех».
После нескольких неудачных плаваний хозяин Окли разорился, и его
рабы сменили владельцев. Окли купил «серьезный старый джентльмен», ко-
торый обращался с ним с жалостью и добротой, почти как с родным сыном.
Он оказался таким добродушным, что впервые за все время алжирской не-
воли Окли почувствовал себя счастливым. Но, несмотря на доброту нового
хозяина, он по-прежнему жаждал свободы и строил планы побега, беспо-
коясь, не станет ли это откровенным воровством — удрать со службы чело-
веку , «который купил меня, заплатив немалые деньги, и законно владел мной,
как своим собственным имуществом. Теперь я не принадлежал себе, не имел
никаких прав на себя». Наконец Окли решил, что «право собственности
моего хозяина безнравственно в самой своей основе. Человек слишком бла-
городное создание, чтобы делать его объектом купли-продажи, да и моего со-
гласия ни разу не спрашивали во время всех этих сделок».
Придя к такому выводу , Окли приступил к делу. Среди рабов нашлось еще
несколько человек, готовых рискнуть и присоединиться к побегу. Заручив-
шись согласием и благословением преподобного Спратта, они начали изго-
тавливать парусиновую лодку. Как пишет Окли, все рабы надеялись, что «по
милости Божественного Провидения, эта лодка станет ковчегом, который из-
бавит нас от наших врагов».
Мастерскую оборудовали в том самом подвале, где проходили церков-
ные службы. Через некоторое время невольники соорудили разборный
каркас, по размерам которого выкроили и тщательно просмолили куски
парусиновой обшивки. Готовые части конструкции из подвала выносил
один из рабов, исполнявший обязанности прачки. Он каждый день заби-
рал какой-нибудь кусок, скрыв его под грудой отданной в стирку одежды,
и прятал недалеко от моря, в живой изгороди.
Наконец, выбрав темную ночь, семеро англичан встретились в назначен-
ном месте, быстро собрали лодку , спустили ее на воду и, к своему огромному
облегчению, убедились, что она держится на плаву .Но вскоре последовало ра-
зочарование — парусиновая посудина могла взять лишь пятерых человек, и
двоим пришлось, простившись с друзьями, остаться на берегу . Беглецы разме-
стились в лодке, и плавание началось. Четверо гребли изо всех сил, а пятый, не
переставая, вычерпывал воду . Когда рассвело, они, к своему ужасу , увидели,
что все еще находятся в поле зрения стоящих в гавани кораблей. К счастью, их
не заметили.
Они гребли трое суток. Кончился хлеб, питьевая вода была на исходе. К че-
твертому дню—дело происходило в июле, поэтому солнце палило нещадно—
беглецы обессилели. Но судьба сжалилась над ними, послав добычу — боль-
шую морскую черепаху , заснувшую на волнах. Они выпили ее кровь и съели
мясо. Силы вернулись, и люди снова взялись за весла. Где-то впереди лежала
Мальорка — там они обретут долгожданную свободу .
Наконец, на шестой день вдали показалась суша, вид которой вдохновил
их грести еще усерднее. Но прошли сутки, прежде чем полумертвые беглецы
ступили на берег острова. Власти Мальорки отнеслись к несчастным с уча-
стием и заботой, накормили, одели и затем отправили в Кадис на одной из
галер короля Испании. Здесь они нашли английское судно, на котором и вер-
нулись домой, ступив на родной берег в сентябре 1644 года.

 

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика


Текст перед ссылками: монтаж скс Киев Текст после ссылок: