Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Распоясавшиеся джентльмены удачи

В те времена каждый порт в Западной Англии имел своего пиратского
вождя. Тот делал все, что ему вздумается, и всегда в полном согласии
с местными лордами и графами. Эксмут мог похвастаться капитаном Уиль-
ямом Киддом (это имя возродилось около трех столетий спустя, вероятно,
потому , что было самым знаменитым среди пиратов). В Портсмуте хозяй-
ничал Клей Стивен, а в Сент-Айвсе подобных «джентльменов» собралось
так много, что перечислить всех едва ли возможно. Их славу поддерживали
не только пиратские подвиги, но и неслыханное пьянство и разврат. Всякий
раз, когда корабли возвращались из Бристольского залива, в портовых та-
вернах устраивались грандиозные попойки. Еще многие годы после того,
как последний пират Сент-Айвса закончил жизнь на виселице, городские
девушки напевали песенку-предостережение, повествующую о соблазнах
корнуоллского порта:
Девы юные, спешите,
Торопитесь, уходите
Из Сент-Айвса лучше прочь —
В чащу, в горы, в дождь иль в ночь.
О, глотните хоть чуток
Ветра свежего глоток.
Сами будете не рады
Всем прельщеньям и усладам,
Всем уловкам моряков
Из портовых кабаков.
Чистым девам не в почет
Пляски ночи напролет,
Их не блазнит злата звон.
Так бегите ж тотчас вон!
Временами правительства пытались положить конец национальному бедст-
вию. Однако, как правило, их старания перечеркивали местные землевла-
дельцы.Практически все сквайры Западной Англии, жившие близ побережья,
приложили руку к пиратским делам. Облеченные судебной властью, они из-
давна получали щедрые проценты с тех самых лиц, против которых, по букве
закона, следовало назначить расследование по подозрению в пиратстве. Было
бы крайне странно, если бы лорды стали отправлять на виселицу таких выгод-
ных компаньонов. К тому же во время почти непрерывных войн XIV и XV сто-
летий пираты являлись лучшими моряками среди всех, имевшихся в
распоряжении английского командования.
Г енрих V добился определенных успехов, заключив весьма разумный дого-
вор с Францией и Испанией, по которому стороны обязывались не использо-
вать услуги корсаров и бороться с ними совместными усилиями. Согласно
договору , ни одному вооруженному кораблю не разрешалось покидать порт без
надлежащей лицензии и внесения каким-либо поручителем крупного денеж-
ного залога за достойное поведение капитана. Чтобы усилить действенность
этих мер, Г енрих издал суровые законы, карающие за морской разбой, и начал
раздавать пропускные охранные свидетельства торговым судам. Все эти меры
привели к незначительным улучшениям, но за двадцать лет королевский
военно-морской флот снова пришел в упадок, и купцы опять были вынуждены
возмещать свои убытки либо силой, либо хитростью.
В период правления Генриха VI (1422–1461) бедствие достигло невидан-
ных масштабов. Английские пираты грабили корабли соотечественников без
всяких сомнений или угрызений совести. Положение стало настолько сквер-
ным, что море — естественный и в обычное время самый дешевый путь тор-
говых перевозок — оказалось почти недоступным. Теперь уже товары из
Лондона в Венецию было выгоднее отправлять сухопутным путем, вверх по
Рейну и далее через Альпы. Дороговизна морских перевозок обусловливалась
огромной стоимостью защиты от пиратов. Один венецианский капитан, ко-
торый отважился идти морским путем, сообщил по прибытии в Лондон, что
он взял на борт полсотни солдат и двадцать два канонира из страха перед не-
минуемым нападением. Предосторожность оказалась не лишней, так как в
пути ему пришлось отбиваться от норманнских пиратов.
Во времена царствования Генриха VII (1457–1509) был изобретен новый
метод, который, как надеялись, остановит пиратов, но в действительности
это только ухудшило положение. Мы говорим о выпуске каперских свиде-
тельств, которые широко использовались в течение нескольких веков. Эти
грамоты давали купцам право собственноручно возмещать убытки. Напри-
мер, если английский купец был ограблен французским пиратом и потерпел
ущерб на сумму 500 фунтов, то правительство обеспечивало его грамотой,
разрешающей отобрать товары на такую же сумму у любого встреченного
французского судна. Ясно, что подобный закон принес лишь новые беды.
Ярким примером этого служит история шотландского купца Эндрю Бартона,
ставшего пиратом и… народным героем.
Заявив, что его отца много лет назад ограбили португальцы, он получил от
короляШотландии Якова IV грамоту , дававшую ему право взять реванш. За-
ручившись этим документом, Бартон снарядил два мощных корабля—«Лев»
и «Дженнет Первин» — и отплыл к фламандскому побережью. Здесь он при-
нялся грабить суда всех стран, включая и английские. Вскоре негодующие
лондонские купцы подняли шум, и король Генрих VIII послал двух сыновей
графа Суррея, чтобы покарать негодяя. В ожесточенном сражении шотланд-
ские пираты были разбиты, а Бартон погиб в бою. Его корабли отвели в Бле-
куэлл и включили в состав английского военно-морского флота.
Шло время. Корабли становились все крупнее, британские моряки — все
смелее и искуснее, морские путешествия—все дальше. Но самыми лучшими
мореходами оставались пираты, и это признавали их современники. Мор-
ской разбой, сражения и грабежи губили торговлю, но в то же время выко-
вали поколение замечательных мореплавателей, которые, пиратами они
были или нет, делят с королевой Елизаветой славу той эпохи.

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика