Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Последняя охота

Следующие два года Дориа гонялся за Барбароссой. Каждый из них нано-
сил другому определенный ущерб, однако решающих столкновений не проис-
ходило. В 1537 году испанский адмирал разбил османские силы и захватил
12 галер в Мессинском проливе. Алжирцы ответили разграблением Апулий-
ского побережья. Венеция, конечно, встала на сторону противников ислама
Узнав об этом, Барбаросса пошел на Корфу , тогдашнее владение Венеции, и
высадил на острове 25 тысяч человек с 30 пушками. Четыре дня спустя к нему
присоединилось еще 75 военных кораблей. Именно тогда было задействовано
самое большое на тот момент орудие. Оно стреляло 50-фунтовыми3
снарядами
19 раз за три дня и почти всегда попадало в цель. Но, несмотря на это, крепо-
сти удалось выдержать осаду . Сулейман отозвал свои войска, заметив, что ты-
сячи таких крепостей не стоят жизни и одного из его храбрых воинов. Хейрэд-
дин не согласился с ним, но подчинился и закончил сезон кровавым рейдом по
Адриатике, убивая жителей и сжигая все, что ему хотелось. Барбаросса вер-
нулся с тысячами пленных, среди которых имелись представители самых знат-
ных венецианских родов. Списки его добычи включали десятки тысяч изделий
из золота, 1000 девочек и 1500 мальчиков. В подарок султану он отослал двести
мальчиков, одетых в алые ткани, по 200 золотых и серебряных шаров, сотни
штук дорогой материи и отделанные драгоценностями кошельки.
В 1538 году Барбаросса снова вышел на охоту , когда пришло известие, что
враг уже в Адриатике. Флот Дориа был самым внушительным со времени
борьбы с корсарами. Хейрэддин, оценив свои силы — 150 кораблей, — решил
рискнуть. Отложив выгодный поход в окрестности Крита, он отправился в
Ионическое море. Вражеский флот обнаружился в бухте Превеза.
25 сентября две крупнейшие морские силы, два врага стояли лицом к лицу .
У Дориа имелось 80 венецианских, 36 папских и 30 испанских галер, что вме-
сте с 50 парусниками составляло около 200 боевых кораблей, несших 60 тысяч
человек и 2500 пушек.
Хейрэддин собрал сливки всех исламских военно-морских сил и высококва-
лифицированных офицеров, которых сам воспитал. Здесь находились и Драгут,
иСинан, иМурад, который со временем унаследовал власть Барбароссы, но по-
терпел сокрушительное поражение 35 лет спустя от христианских сил в заливе
Лепанто.
Но сражение почему-то откладывалось.Ни тот ни другой командующий не
хотел начинать первым, маневрируя и наблюдая за действиями противника.
Дориа, казалось, потерял свою былую прыть. Несмотря на превосходящие
силы, он словно прилип к порту и потерял преимущества для маневра. Его не-
решительность непонятна. То ли виноват возраст, то ли ненависть, питаемая
старым генуэзцем к древнему врагу — Венеции, по чьему повелению он вел
этот бой.
Только 28 сентября Андреа Дориа вывел свой флот из порта. Погода благо-
волила туркам. Началась ожесточенная битва, в которой христианские силы
потерпели поражение, а когда ветер перерос в шторм — бежали, оставив зна-
чительную часть своих людей в руках неприятеля.
Отныне флаг Сулеймана Великого реял над всем Средиземноморьем.
В малоизвестном отечественному читателю романе «Меч ислама» англий-
ский писатель Рафаэль Сабатини (автор более популярных «Одиссеи капитана
Блада» и «Хроник капитана Блада»), опираясь на архивные источники, при-
водит красочные описания морских сражений между христианами и мусуль-
манами, а точнее, европейцами и берберийскими и турецкими пиратами.
Многие персонажи вымышлены (как, например, главный герой флотоводец
Просперо), но это не делает описание менее достоверным, ведь автор опирался
на данные британского Адмиралтейства и мальтийских архивов…
После поражения христианского флота прошло три года. Европа собрала
силы, чтобы дать новое сражение. Было решено изгнать пиратов из их глав-
ного логова — Алжира, и снова во главе этого предприятия оказался Андреа
Дориа. С ним находились старые союзники, и, кроме того, каждая хрис-
тианская страна послала своих добровольцев. В английский контингент
вошел сэр Генри Кневет, посол Генриха VIII при испанском дворе, а также
друг семьи сэр Томас Шаллонер, лондонец, придворный, набожный чело-
век и истинный католик, ставший впоследствии министром при англий-
ском дворе. Среди испанцев находился Кортес, покоритель Мексики, о
котором хронист Морган писал, что он «потерял, как салфетку , повязаннуюна                                                                                                 шею, два самых ценных корабля, битком набитых изумрудами на 300
тысяч дукатов».
Барбароссы в то время в Алжире не было.Он вернулся туда лишь после того,
как султан провозгласил его верховным адмиралом турецкого флота. Его заме-
щал сардинский ренегат Хасан, еще мальчиком похищенный пиратами со
своего родного острова и проданный хозяину , которому приглянулся благодаря
своей необычайной живучести, хотя алжирец и приказал кастрировать его.

Итак, армада, состоящая из 500 кораблей и 12 тысяч моряков, направилась
к Алжиру 19 октября 1541 года. Дориа отказывался от рейда: в водах Северной
Африки ожидалисьштормы.Но Карл не признавал возражений адмирала. Ви-
димо, поражение при Превезе уменьшило веру короля в способности адми-
рала, или же он считал, что в конце сезона все морские силы пиратов окажутся
в Алжире. Во всяком случае, Карл был настолько уверен в непобедимости
своей армады, что взял с собой несколько знатных испанских дам, чтобы те
смогли лицезреть победу и аплодировать победителям. Сам король шел на
флагманском корабле вместе с Дориа, а сухопутными силами командовал гер-
цог Альба, великий воин XVI столетия.
Предсказания адмирала вскоре подтвердились. По прибытии армады в
Алжир началсяшторм, прервавший связь с берегом дня на три, и даже когда он
стих, высадка оказалась слишком сложной и опасной, большинство солдат вы-
нуждены были передвигаться по шею в воде.
Оказавшись на берегу , испанцы уже не испытывали трудностей в продви-
жении к городу и окружили его, ибо у Хасана было мало войска. Начался об-
стрел стен из тяжелых орудий, и пехота уже собиралась начать штурм
цитадели.Победа казалась совсем рядом, но тут разразилась новая буря с про-
ливным дождем. Испанцы так спешили завоевать Алжир, что не захватили с
собой ни палаток, ни съестных припасов, не говоря уже о смене одежды. Всю
ночь они простояли по колено в воде и грязи, стегаемые струями дождя и
дрожа от холода.
Утро застало их голодными и не способными стрелять, ибо порох вымок.
Неожиданно турки сделали вылазку и обрушились на христиан, те дрогнули и
побежали, и никто уже не мог предотвратить избиения — даже мальтийские
рыцари с их холодным мужеством…
Шторм тем временем крепчал, и несколько судов выбросило на берег .
Дориа вышел в открытое море с остатками флота, а когда буря поутихла, вер-
нулся в бухту и с большими трудностями забрал остатки войск. Уменьшив-
шийся в размерах флот был настолько перегружен людьми, что пришлось
выбросить за борт всех лошадей.
2 ноября флот наконец отошел от алжирских берегов, и тут началась новая
ужасная буря. Несколько судов выбросило на мель, и их команды попали в
плен.
Жалкие остатки некогда великой армады спустя три недели наконец добра-
лись до Испании.
Такого поражения эта страна еще не знала:
300 офицеров и 8 тысяч солдат погибли от ран или
утонули. Бараки для рабов—баниос—были настолько
переполнены, что несчастных стали менять на репча-
тый лук. Место, где полегли христиане, до сих пор из-
вестно в Алжире как «рыцарская могила».

 

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика