Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Любовь Асагао

Однажды Комагава Мияги, слуга одного даймё, прибыл в окрестности Киото. Поскольку это был теплый летний вечер, он нанял лодку и, забыв обо всех заботах, стал наблюдать, как несколько девушек, одетые в яркие кимоно, ловят светлячков. Эти маленькие насекомые светили везде: в воздухе и в траве — так что смеющиеся девушки могли легко поймать эти живые драгоценности и на минутку посадить себе на волосы, на пальцы или на цветочный рисунок своего шелкового кимоно.
Пока Комагава наблюдал за этой прелестной сценой, он увидел, что одна из девушек не может справиться со своей лодкой. Комагава пришел ей на помощь и тут же без памяти влюбился в нее. Они отправились вместе вниз по реке, и их более не занимали никакие светлячки — оба были рады выразить свою любовь.
Согласно старинному обычаю, в залог клятвы верности и вечной любви эти двое влюбленных обменялись веерами. На веере Миюки был изображен вьюнок. Перед тем как подарить любимой девушке свой веер, Комагава написал на нем стихотворение об этом прелестном цветке. Итак, после того как они обменялись клятвами и веерами, вьюнок, в стихотворении и в рисунке, стал символом их верности и преданности друг другу.
В конце концов влюбленным пришлось расстаться, но они договорились встретиться через несколько дней в Акаса, на том самом месте, где их лодки случайно столкнулись. Они обменялись словами любви и прощания и разошлись каждый в свой дом.
Когда Миюки пришла домой, вся светясь от мыслей о своей настоящей любви, она обнаружила, что ее родители уже договорились о ее свадьбе с кем-то, кого бедная девушка никогда даже не видела.
Миюки слушала эти новости, и сердце ее отчаянно билось. Она знала, что дети должны беспрекословно подчиняться родителям, и после, когда она лежала на футоне, она старалась изо всех сил смириться с волей родителей. Но ее борьба с собой была тщетной, ибо образ возлюбленного, реки и светлячков все время возвращался к ней. И тогда она поднялась, тихонько пробралась к выходу и пошла в другой город в надежде найти Комагава, но, к величайшему сожалению, там она узнала, что он уехал, и никто не знал куда.
Горькое разочарование постигло Миюки, и она проплакала несколько дней подряд. Ее соленые слезы текли так сильно, что скоро она ослепла и стала беспомощным существом, как птица без перьев или рыба без плавников.
Миюки, немного придя в себя, поняла, что если она не собирается голодать, то придется что-нибудь делать, чтобы заработать себе на пропитание. Она ешила использовать свой чудесный голос, чтобы петь на улицах или в чайных домах. Ее голос в сочетании с ее трогательной красотой мгновенно получил признание. Люди плакали под ее грустные песни, даже не понимая почему. Она любила петь коротенькую песню про вьюнок, написанную Комагава для нее на веере, и люди, которые слышали ее пение, назвали ее Асагао (Вьюнок).
Слепую певицу водила с места на место ее подруга Асака, пока кто-то не убил ее, и Асагао осталась одна, продолжая свои путешествия во мраке без любящей руки, которая направляла бы ее. Только одна мысль утешала Асагао — мысль о том, что во время странствий ей посчастливится встретить своего возлюбленного.
Однажды, по истечении нескольких лет, случилось так, что Комагава вместе с Ивасиро Такита отправились по делам даймё. Во время своих путешествий они зашли в один чайный дом. Ивасиро Такита был мрачен и угрюм и сидел в тишине, не замечая ничего вокруг. Комагава же огляделся вокруг себя и увидел на стене то самое стихотворение о вьюнке, которое он когда-то написал для Асагао. Пока он все это обдумывал, вошел хозяин чайного дома. Комагава спросил его об этом коротком любовном стихотворении, и хозяин чайного дома рассказал ему следующую историю.
— Это очень грустная история, — сказал он. — Это стихотворение пела бедная слепая девушка. Она сбежала из дома, потому что не смогла выйти замуж за человека, которого ее родители выбрали для нее. Она не могла соединитьсмя с ним, поскольку у нее уже был возлюбленный, и его она искала по всей стране, всегда исполняя эту песню о вьюнке в надежде на то, что когда-нибудь ей посчастливится встретить его. Уважаемый господин, в этот самый момент она находится в моем чайном саду!
Комагава едва мог сдержать свою радость, когда просил хозяина чайного дома привести к нему слепую девушку.
В следующий момент Асагао уже стояла перед ним. Он увидел на ее трогательном лице неподдельную красоту — красоту надежды, чистой и светлой любви, которая сохранилась, несмотря на долгие тяжкие годы ожидания.
Асагао тронула струны сямисэн и нежно запела:


Серебряный дождь падал вниз, и бедный вьюнок весь промок.
Сладкую росу с листьев и цветков забрало ревнивое солнце.


Комагава слушал внимательно, страстно желая заговорить и оживить свою любовь, но все же оставался безмолвным, так как в комнате вместе с ним все еще оставался грубый и неучтивый спутник. Комагава увидел, как ее темные глаза остановили свой взгляд на нем, но они ничего не выражали, так как ничего не видели. Сямисэн все еще звенел, и ее голос все еще сладко и тихо звучал, наполняя комнату невыразимой грустью.
С бьющимся сердцем и без слов любви Комагава отпустил ее, дав причитающееся ей вознаграждение. Она вышла из комнаты, наполненная как будто бы какой-то новой пронзительной печалью. Было что-то в голосе ее клиента очень нежное, что-то глубоко ее затронувшее и заставившее ее сердце биться чаще, и она сама не знала почему.
На следующий день Комагава дал хозяину чайного дома веер и сказал:
— Отдай этот веер и деньги Асагао. Она поймет.
С этими словами Комагава и его спутник продолжили свое путешествие.
Когда Асагао получила веер, она долго изучала его своими маленькими пальчиками.
— Кто передал мне этот веер и деньги? — спросила она. — О, расскажите мне, как выглядит этот веер. Есть ли на нем рисунок вьюнка?
Хозяин чайного дома смотрел на нее с нежностью.
— Тот, для кого ты пела прошлой ночью, передал тебе этот веер, — сказал он. — И на нем изображен вьюнок.
У Асагао вырвался крик радости.
— Прошлой ночью, — сказала она тихо. — Я снова была со своим возлюбленным! А теперь, а теперь…
В этот самый момент появился слуга из дома родителей Асагао и заявил, что его послали, чтобы забрать Асагао обратно домой. Но Асагао, преданная своей любви, отвергла приказ родителей вернуться.

Оказалось, что теперешний хозяин чайного дома когда-то служил у отца Асагао. Он совершил что-то ужасное, заслуживающее смерти, но отец Асагао сжалился над ним. Он отпустил его и дал ему столько денег, чтобы он мог начать свое дело. Во время этого разговора хозяин чайного дома думал о своем прежнем добросердечном хозяине и решил сделать сэппуку — пожертвовать своей печенью,

чтобы дочь его бывшего хозяина смогла снова обрести зрение.

И тогда хозяин чайного дома покончил с собой, а Асагао снова стала зрячей. Этой ночью, хотя и свирепствовала неистовая буря, она отправилась на поиски возлюбленного в сопровождении немногочисленных верных слуг. Всю ночь девушка бродила по труднопроходимым дорогам. Она не замечала, как проливной дождь омывает ее кровоточащие ноги. Ее подгоняло чувство бесконечной любви и надежда снова обрести своего возлюбленного.
Когда она взбиралась на гору, уже купавшуюся в солнечных лучах, ей показалось, что кто-то окликнул ее по имени. Она оглянулась и увидела Комагава. И мир и спокойствие тут же посетили ее. Вся усталость от длительных поисков и почти бесконечного ожидания теперь осталась позади, и через некоторое время влюбленные поженились. Вьюнок, или утренняя красота — вьюнок цветет всего несколько часов, — но у любви Асагао была красота вьюнка в сочетании с силой и долгой жизнью сосны.

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика