Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Троица и черверица

 

Троица и черверица.

Если рассматривать большинство мифологических сводов, налицо определенная закономерность – постоянное присутствие фактора троичности или троицы. Это касается династий богов и божественных правящих групп. Троичность нередко проявляется уже в самом начале теогонического процесса. У шумеров в основе мира – Апсу-Тиамат-Мумму (пресная вода, море, туман), у египтян – Нун-Хепри-Маат (вода-демиург-мудрость), у скандинавов мир творит Один-Вили-Ве, бог в трех лицах. При трансформации данных троиц возникает верховный правящий бог, обыкновенно отождествляемый с солнцем.

Во многих традициях троичность ярко проявляется в ходе теогонического процесса. Например, у греков последовательно сменяют друг друга Уран, Крон, Зевс. Если разобраться, подобная тенденция отчетливо прослеживается и у индийцев, где власть переходит от Дьяуса к Варуне, а от Варуны к Индре.

По мере развития сакральных представлений возникают правящие троицы: Ану-Бел-Эа, Син-Шамаш-Адад, Син-Шамаш-Иштар у вавилонян, бог-фараон-ка у египтян, Зевс-Аполлон-Дионис у греков, Вишну-Шива-Брахма у индийцев, Яхве-Логос-София у иудеев, Один-Локи-Тор у скандинавов.

Проблема Торицы подробно проанализирована в специальном труде Карлом Юнгом – Юнг К.Г. Попытка психологического истолкования догмата о Троице. Стремление к троичности Юнг объясняет его через восприятие человеком мира, основанное на психологическом отрицании единицы и двоицы, как несовершенного. «Число один притязает на некую исключительность. Мы снова с этим сталкиваемся в средневековой натурфилософии, для которой единица – вообще еще не число; первым числом считается только двойка. Двойка есть первое число – потому что она привносит разобщение и умножение, с которых только и начинается счет. С появлением числа два рядом с единым появляется Иное…».

Члены двоицы вступают в конфликт между собой. «Единое» и «Иное» образуют оппозицию… «Единое» же стремится удержать свое единство и единичность, тогда как «Иное» добивается того, чтобы быть именно иным, противостоящим Единому. Единое не желает отпускать от себя Иное, ибо в этом случае оно теряет свой характер Единого; Иное же отталкивается от Единого, так как в противном случае оно бы вообще не существовало. Так между Единым и Иным возникает напряжение противоположностей».

Конфликт между Единым и Иным приводит к появлению Третьего, являющегося ничем иным, как отказом от противоположностей, попыткой преодолеть столь ужасающую человека дихотомию. «В третьем снимается напряжение и восстанавливается утраченное единство. Абсолютно единое неисчислимо, неопределимо и непознаваемо; оно становится познаваемым лишь тогда, когда манифестируется в единице, так как требующееся для акта познания «Иное» в состоянии Единого отсутствует. Таким образом, тройка означает развертывание Единого к познаваемости. Тройка есть «Единое», сделавшееся познаваемым…».

Именно это – сложное, основанное на архетипических символах сознание человечества, вернее коллективное бессознательное было причиной возникновения «троиц», именно это обстоятельство породило и Брахму, призванного смягчить противоречия агрессивной двоицы Вишну-Шива и привнести должную гармонию. В Тримурти (троице) Брахма выступает как божество-примиритель, некая золотая середина.

Но своего апофеоза идея Троицы достигла в христианском учении. Почему именно Троица? Христиане отвергли идею единого бога, ибо из-за своей исключительности Единица «в чистом виде существовать не может, ибо отрицает многообразие мира, пусть даже и сотворенного богом».

Необходимо умножение единого, возникновение оппозиции. Это – Двоица, противопоставление двух начал, породитель противоположности, обуславливающей развитие. В теологическом плане Двоица означает антагонизм божественного и антибожественного, Добра и Зла, Бога и Антибога. Потому Двоица несовершенна, недаром даже в Библии это подсознательно отмечено. Работу второго дня – отделение воды от тверди – Создатель не оценил привычной фразой «что это хорошо».

Более того, в Евангелии от Матфея отмечено явное противостояние Отца и Сына, когда Отец оставляет Сына (Мф. 27, 46). Святой Дух помогает преодолеть это противостояние.

Именно поэтому возникает потребность в третьем. Для христиан третьим элементом мог стать Дьявол, но кто будет поклоняться троичному Высшему, включающему в себя воплощение зла! Потому-то завершающим элементом Троицы становится Дух Святой. Он снимает напряженность Двоицы, восстанавливает утраченное единство.

Но вновь возникает опасность – теперь Четверицы, совершеннейшего числа, воспетого Пифагором, которое есть «архетип, встречающийся практически повсюду».

В отличие от Троицы, искусственно рожденной менталитетом человека цивилизованного, Четверица абсолютно естественна. Это идеал, присутствующий везде – «…четыре стихии, четыре первичных качества, четыре цвета, четыре касты в Индии, четыре пути духовного развития в буддизме. По этой же причине имеется четыре психологических аспекта психической ориентации… Идеальная полнота – нечто круглое, круг, однако его естественное минимальное членение – четверица».

Но в религиозном аспекте Четверица вносит новый разлад, ибо это – удвоенная Двоица, предполагающая удвоение же противостояния. Поэтому церковь решительно отвергла сначала стремление гностиков присовокупить к Троице четвертый элемент в лице Антибога (Дьявола, Сатаниэля, Люцифера и пр.), а затем попытку введения в символ веры 4-й ипостаси – Сущности Бога.

Но частично естественное стремление человека к Четверице все же было реализовано обожествлением Марии, в результате которого возник культ Богоматери, почитавшейся порой с большей страстностью, нежели Христос.

Фактическая Четверица формальным отделением Богоматери трансформировалась в идеальную для теологии Троицу, суть которой подытожил, подведя черту яростным спорам, Святой Августин: «Сама Троица – один единый и истинный Бог».

 

Источники и литература:

Юнг К.Г.Догмат о Троице / Юнг К.Г. Ответ Иову. – М., 1995.

 

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика