Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Научная теогония – развитие представлений человека о нуминозном

 

Научная теогония – развитие представлений человека о нуминозном.

Для начальной фазы становления человеческого сознания, момента проявления рефлексии характерно отсутствие религиозного чувства, а, следовательно – представлений о некоей вышней божественной силе. Человек воспринимал мир полным духов, но это вовсе не являлось разделением сущего на мир вещей и мир духов, т.е. анимизмом. Немногое зная, человек во многом и не нуждался, для него почти не было тайн, ибо все происходящее вокруг имело свое объяснение, пусть на уровне обычной метафоры. Потому ничего нуминозного для человека не было. Каждое явление, каждая вещь представлялась единственной в своем роде, и, в силу отсутствия способности к абстракции, объяснялась метафорично. Если и можно вести речь о некоем прологе религии, то этим прологом был культ предков, которым, однако, не поклонялись, а взаимовыгодно сотрудничали по принципу do ut des (даю, чтобы ты дал).

С завершением первого этапа рефлексии, когда человек осознал себя индивидуумом, но и неотъемлемой частью мира, возник культ Великой Матери, – скорей не предмет культа, а символ бытия, вышнее выражение Природы, – которая и олицетворяла мир. Этот культ проделал долгий путь от палеолитических венер в качестве фетиша, до осознания единства мира и человека в этом мире. Предания сохранили имена многих богинь, почитавшихся некогда Великими Матерьми: шумеро-ассирийская Тиамат, египетская Исида, вавилонская Аллатум, греческая Гея, каппадокийская Ма, ханаанская Анат, каркемишская Кубаба и др. Великая Богиня открыла эпоху богов-даятелей, проходившую под знаком Луны.

Со временем культ Великой Матери начал давать трещины. На основе его возникли культы лунных богинь – ипостасей Великой Матери: Иштар, Эрешкигаль, Гештинанны, Персефоны, Деметры, Гекаты, Артемиды, Мойры.

Распад единого культа свидетельствует о скором падении авторитета Великой Матери. Одновременно появились первые мужские божества. Сначала это были боги-консорты, умирающие и воскресающие: Думузи, Осирис, Аттис, Загрей – «бородатые Венеры». Маскулинизация общества выводила на первый план мужские божества. Великая Мать отчаянно сопротивлялась посягательствам на свою власть. Слабые боги-консорты проигрывали в этой борьбе. И потому появились мужские божества, возвестившие власть отца. Это боги-шаманы, обладающие даром магии и силой соперничать с Великой Матерью: Мардук, Уран, Варуна, Один. Лишь шаман способен совладать с Грозной Богиней, подчинить ее, опутав магическими узами, петлями, сетями. Дюмезиль метко назвал этих богов Ужасными Владыками. Не исключено, что многие боги-шаманы поначалу были бесправными консортами, но обучившись искусству магии, они подчинили Великую Мать, захватив власть над миром и присвоив право считаться созидателями мира.

Борьба была яростной. Великая Мать обратилась в Грозную Богиню, Гекату, истребляющую рвущихся к власти богов, но одолеть поднимающегося патриарха она не смогла. Тиамат пала от руки Мардука, Уран отстранил от контроля над творением Гею. Варуна обратил в бесконечную множественность Адити. Овладевая троном, боги-шаманы приступали к творению, обращаясь в демиургов.

Очень часто патриархальный натиск бывал столь силен, что даже не оставлял имени изначальных владычиц мира, сразу же отводя первую ступень творения демиургам, порой божественным (Птах, Тваштар, Индра, Брахман, Зерван), но порой и чудовищным (Имир).

Эта борьба была зафиксирована не только на мифологическом, но и на космологическом уровне. Если поначалу многие соперники Великой матери – попросту мужские субституты, боги Луны: шумерские Син и Наннар, протохеттский Каску, хурритский Кужух; со временем на первый план выходят боги Солнца, какое сцепляется в отчаянном противостоянии с Луной. Майя считали, что Солнце выбило Луне глаз, и потому последняя светит более тускло. У египтян Гор, по сути, теряет глаз-Луну; лунный бог становится заместителем Солнца в загробном мире. У хеттов луна падает с неба. Непрерывное движение Солнца – видимое – и Луны – невидимое – символизирует смерть и возрождение, вечную жизнь.

Да и у других народов Солнце отныне считалось единственным всевидящим глазом, принадлежностью верховного бога: Митры, Варуны, Агни, Зевса. У скандинавов противостояние Луны и Солнца выразилось в причудливой легенде о том, как Один отдал свой глаз в награду Мимиру, за что тот снабжал странного бога рекомендациями-пророчествами: читай, Один отказался от шаманистического дара во имя власти, но сохранил же этот дар через союз с Мимиром.

В эпоху отступления Великой Матери происходит метаморфоза с богами-консортами, которые обращаются в даятелей, а также в лунных богов, успешно теснящих лунных богинь.

Но боги-шаманы, трансформировавшись в демиургов, не удержали власть. Новый мир должен был стать подвластным человеку, подчиняться законам, установленным человеком. И появляются боги-установители закона, кто объявляют те этические нормы, какими должен руководствоваться человек, и те правила, что регулируют отношения человека с государством. В Месопотамии эти правила установил могучий Мардук, среди ариев – Индра, у иранцев – божество эклектичное, но действенное – Ахурамазда. Для греков таким законодателем стал Крон, хотя свою руку к законотворчеству приложит впоследствии и Зевс. Римляне почитали Сатурна, скандинавы – Одина. Евреи сохранили верность Яхве.

После установления закона многие боги-установители лишились власти, уступив ее богам закона, но многие и сохранили ее. К числу богов закона следует отнести Мардука, Атума, Атона, Индру, Вишну, Зевса, Юпитера, Ахурамазду, Одина, Яхве.

Боги закона оттесняют на второй план прочих божеств, постепенно приобретая монотеистические черты. Развитие общества и государства, генезис сознания ставят пред человеком трудноразрешимую дилемму. Становится очевидно, что старые добрые боги отжили свое, но вот кому суждено занять их место?

Человек попытался найти ответ в божествах суда, которые карали неразумных людей, "убеждая" их к совершенству грубой силой. Таким богом был великий истребитель Эрра, расчищавший дорогу единобожию Мардука, греческий погубитель Аполлон, синешеий Шива. Грозную суть карающих божеств приобрели некоторые боги закона – Мардук, Ахурамазда; у скандинавов ее исполнял Сурт, возвещающий наступление Рагнарёк.

Но, право, подобные божества вызывают страх, но отнюдь не любовь. А человек жаждал именно любви. Как раз к этому моменту он вполне созрел для принятия личного бога, что выслушивал бы покаяния конкретного человека, исполнял бы лишь его мольбы. С определенными оговорками к числу подобных божеств можно причислить и Атона, являющегося, несомненно, монотеистическим, но при этом искусственным, сотворенным богом.

Поэтому человек одновременно попытался создать искусственное синкретическое божество, бога гармонии. В качестве подобных божеств гармонии можно упомянуть александрийского Сераписа, эллинизированного Яхве, облагороженного Аполлона. На данной стадии человек отходит от восприятия бога как эманации Солнца и начинает искать божество, олицетворяющее космос – макрокосма, готового соединиться с микрокосмом, т.е. с человеком.

Процесс отождествления человека себя с миром находил логическое завершение в появлении бога индивидуальности, что был бы на "ты" лишь с человеком, а не с народом, государством, городом, родом или семьею. Это эпоха богов сострадательных и покровительствующих конкретной личности: Мардука, Кришны, Диониса, Митры, Иисуса.

Источники и литература:

Рабинович Е.Г. Богиня-мать / Мифы народов мира, т. 1, сс. 178-180.

Элиаде М. Образы и символы / Элиаде М. Миф о вечном возвращении. – М., 2000.

Якобсен Т. Сокровища тьмы. – М., 1995.

 

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика