Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Теогония

Теогония.

Олимпийский мир возник в результате Теогонии, генезиса богов. Гомер определил началом всему «седой Океан беспредельный», Гесиод – Хаос – нечто, с трудом поддающееся определению, какое поэт пытается охарактеризовать, но не достигает в этом особого успеха. Он лишь определяет Хаос как первопотенцию и наделяет его признаками бесконечности и пустоты. По Гесиоду, Хаос есть первопространство, заполненное неким потенциальным веществом. Что это за вещество и какое пространство оно занимает, Гесиод не объявляет. Ему лишь ясно, что пространство необъятно, а вещество представляет собой некую аморфную первооснову, из которой можно сформировать все что угодно. Это бесформенное ядро, скорее не материя, а огромный, неиссякаемый запас энергии, необходимой для созидания.

Несколько позднее греки пришли к восприятию Хаоса как «зияющей бездны» или «зияющего пространства». Зияющее – вовсе не означает пустоту. Пустоты, как таковой нет, всюду присутствует потенция. Хаос – бесконечность, полная потенции. В назначенный миг Хаос взрывается материальными формами, в результате чего возникают:

Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный

(Вечных богов, обитателей снежных вершин олимпийских),

Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких,

И, между вечными всеми богами прекраснейший, – Эрос

Сладкоистомный, – у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает.

Черная Ночь и угрюмый Эреб родились от Хаоса.

Ночь же Эфир родила и сияющий День, иль Гемеру:

Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись. (Гесиод)

Бесформенность обрела многообразие первоформ, главной из которых является Гея, Мать-Земля. Дабы быть оплодотворенной,

Гея же прежде всего родила себе равное ширью

Звездное Небо, Урана... (Гесиод)

Уран – могучий бог, оплодотворяющий Гею и, одновременно, теснящий ее от власти. Это хаотичный творец, самый хаотичный из творцов, какого только можно вообразить. Уран – божественный самец, смысл его существования – непрерывное оплодотворение, процесс дикий, неконтролируемый. И семя Урана столь же дикое, как он сам. Плодами его союза с Геей являются дикие сутью дети – громадные глыбообразные титаны.

Титаны – второе поколение богов, плод слияния земного и космического хаоса. Несмотря на свою дикую сущность, они более совершенные создания, чем их родители, в них проявляется тенденция к упорядочению. С появлением титанов теогонический процесс должен бы быть завершен. Арматура мира создана, осталось лишь обустроить его. Однако Уран не останавливается. От его дикого семени появляются на свет чудовищные киклопы (циклопы), а следом не менее ужасные гекатонхейры. Уран – та самая неразделенность, дракон, который поглощает все порожденное, препятствуя творению.

Потому Гея, выражающая потенцию к творению, должна избавиться от Урана. И Гея подбивает детей-титанов на «злое… и коварно-искусное дело» (Гесиод). Власть должны взять те, кто способен упорядочить творение. Дерзкий Крон, честолюбивый последыш, решается помочь матери освободиться от Урана. Он лишает Урана мужской силы, а вместе с потенцией и права на власть, что переходит к титанам.

Титаны упорядочивают мир, но отказываются от дальнейшего творения. Уран видел смысл своего существования в бесконечном разделении себя, пусть это разделение и было животно-хаотичным. Крон, напротив, желает все упорядочить, все вобрать в себя. Недаром орфики расшифровывали имя Крона как «Обращенный в самого себя». Крон готов вернуться к положению, какое было до Урана, но с тем условием, что это будет не первичный Хаос, а Хаос упорядоченный, некий антипод Хаоса, схожий с ним лишь в своем единообразии. Крона вполне устраивает то обстоятельство, что теогонический процесс фактически прекращен. Он исключает безумные эксперименты творения, какими увлекался Уран. Мир уже достаточно оформлен, Крон лишь совершенствует его, бросая на полотно мироздания мелкие мазки. По его велению сочетавшиеся между собою браком титаны вносят те завершающие детали, которые должны довести мир до четкости отлаженного часового механизма. Океан и Тефия занимаются обустройством мира, порождая мириады морских божеств. Гиперион и Тейя обустраивают небесный свод, создавая Солнце, Луну и Зарю. Крий и Еврибия порождают ветры и Люцифера (Утренняя Звезда), Кой и Феба – Латону и Астерию. Сам Крон создает человека. Человек стал заключительным штрихом в картине нового мира.

А этот мир абсолютно совершенен. Титаны оформили его до мельчайших деталей. Отныне прекращены все дерзкие эксперименты. Мир сотворен и должен остаться таким навсегда. По сути, Крон останавливает время, недаром древние нередко отождествляли его с Хроносом, самим Временем. Крон замедляет Время настолько, что его течение едва различимо. Это эпоха Золотого Века, эра всеобщего благоденствия.

Но Урана страшило проклятие, брошенное перед смертью Ураном.

"Руку, – сказал он, – простерли они к нечестивому делу

И совершили злодейство, и будет им кара за это". (Гесиод)

Слова Урана не просто проклятие, это – самое ужасное из проклятий. Ведь проклятие, произнесенное в миг смерти, непременно сбывается. Бросив его, Уран тем самым привнес в мир Рок, какого прежде не было. Ведь Рок предполагает неотвратимость – величина, своей статичностью несовместимая с Хаосом, сыном которого был Уран. Крон же, напротив, воплощение статичности и потому он обречен принять в свой мир Рок. А Рок этот предвещает, что наступит день и власти Крона придет конец. Крон обречен быть низвергнутым.

Но кто может одолеть Крона? Лишь одно единственное существо – собственный ребенок Крона, обладающий в силу родства великой потенцией. Потому Крон столь немилосерден к рождаемым Реей детям. Они рождаются один за другим, и Крон с упрямым постоянством поглощает их, вбирая исторгаемую силу обратно в себя.

Это вызывает гнев Реи, супруги Крона, которая есть потенция к многоформенности. Она утаивает очередного новорожденного – Зевса, подсунув вместо младенца Зевса камень, завернутый в пеленки. Тайно сокрытый на Крите, Зевс мужает и восстает против Крона. По совету своей жены Метиды Зевс опоил отца волшебным зельем, и тот отрыгнул проглоченных детей: Аида, Посейдона, Геру, Гестию и Деметру.

В Зевсе ярко выражено демиургическое начало, он не может не творить, при этом он не может и не желает поглощать свои творения, как это делает Крон. Зевсу хочется построить многообразный, гармоничный, в движении мир, в то время как цель Крона – сохранить глыбообразный мир Урана, лишь немного подтесав угловатые формы. Кто прав и чей мир лучше? Трудно сказать. Мир Крона имеет массу преимуществ. Он незыблем и не подвержен катаклизмам, он однообразно совершенен в своем однообразии. Он совершенен и чисто материально, недаром люди назвали этот мир Золотым Веком.

Но мир без развития обречен на гибель. Рано или поздно он поглотит себя, обратившись в единую глыбу. Чтобы жить, мир должен непрерывно развиваться, делиться на новые величины, бороться за жизнь. Время, прежде послушное воле Крона, выходит из-под контроля сына Урана. Сначала оно ползет, потом идет и, наконец, мчится, разворачиваясь из циклического в линейное.

Но Крон не сдался без боя. И была отчаянная битва. И огненные перуны Зевса растопили ледяные щиты, какими прикрывались титаны, а гигантские дубины гекатонхейров сокрушили броню песочных часов; песок времени хлынул из заточения, наполняя кронов мир хаосом истории. И Крон капитулировал, вручив власть Зевсу.

После этого олимпийцы вынуждены были отстаивать власть в борьбе против гигантов и чудовищного Тифона, порожденных Геей, вознегодовавшей на внуков из-за свержения титанов. Тифону удалось победить богов, но затем Зевс хитростью совладал с ним. Гиганты были повержены в грандиозной битве – Гигантомахии. В мире утвердилась власть богов-олимпийцев.

Источники и литература:

Аполлодор. Мифологическая библиотека. – М., 1993.

Гесиод. Работы и дни. Теогония. / Эллинские поэты. – М., 1963

Грейвс Р. Мифы Древней Греции. М., 1992.

Лосев А.Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996.

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика