Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Культура Древней Греции

Крито-микенская культура

Центром раннего этапа античности (конец III и середина II тысячелетия до н.э.) был Крит, а несколько позже - та часть греческого материка, где находится город Микены. До сих пор не вполне расшифрованы критские письмена. Только предположительные ответы даются на вопросы: что это были за люди, к какой этнической группе они принадлежат, каков был их общественный строй и т.д.?

Часть ученых считает, что на Крите существовала рабовладельческая монархия. Другие полагают, что там было еще родовое, доклассовое общество типа военной демократии с вождем во главе.

Резиденцией верховного правителя Крита был Кносс, город близ северного побережья острова.

Позднее дворцы, подобные Кносскому, были открыты в других местах Крита. Можно было сделать заключение, что уже с XXII века до н.э. на Крите существовали раннеклассовые государства. Особенного могущества и культурного расцвета критское общество достигло в XYIII - XY веках до н.э.

Раскопки на Крите и в Микенах показали связь двух культур. Возникло понятие Крито-миккенской культуры. Стало ясно, что это была цивилизация эпохи бронзы с развитым общественным строем, с высоким уровнем техники и культуры.

В 1952 году удалось прочитать и часть найденных при раскопках документов. Это сделали английские ученые М.Вентрис и Дж.Чэдвик. Оказалось, что они написаны на одном из ранних диалектов греческого языка.

Открытие этой письменности составило целую эпоху в изучении древнейшей цивилизации Греции, показав, как много правды таилось в легендах и преданиях.

Критские города и дворцы были разрушены в середине II тысячелетия до н.э. в результате извержения вулкана на острове Санторин в Эгейском море и вызванного им землетрясения.

Господство в Эгейском бассейне перешло к ахейцам, жившим в городах-крепостях материковой Греции.

Критской культуры не стало, но еще около трех столетий близкая ей микенская культура существовала на греческом материке.

Периоды древнегреческой цивилизации:

Гомеровский период (XI – IX).

Мировоззренческие основы культуры.

Античная культура пленяет нас своим пластичным, «телесным характером». Мир – «космос» - понимался древними греками как одушевлённое, прекрасное сферическое тело, населенное людьми и богами. В античной эстетике главенствовали такие категории, как мера и размеренность, симметрия, ритм и гармония, они на века определили европейские каноны красоты. Чувство порядка и меры – одно из важнейших для античности. «Ничего сверх меры! » - гласила надпись над входом в святилище Аполлона в Дельфах. Пластичность – основа греческого миропонимания, поэтому эллины отдавали предпочтение именно пластическим видам искусства – архитектуре и скульптуре.

Античная культура отличалась глубоким светским характером – при всем значении почитания богов в античном мире не религия, а само общество санкционировало существующий социальный строй и этику.

Керамика

Наиболее распространённым видом изобразительного искусства в гомеровский период была вазовая роспись, в которой господствовал геометрический стиль (схематический, однообразный узор). Лучшими образцами этого стиля являются дипилонские надгробные амфоры, найденные в значительном количестве в Афинах (IX в. до н.э.). поверхность этих сосудов разделена на декоративные пояса, образованные геометрическими узорами: треугольниками, звездочками или другими фигурами. Сцены на вазах переносят нас в мир гомеровских героев: плывут по морю двухрядные суда с гребцами, идет жестокая битва, происходят пышные похороны героя, бьются кулачные бойцы и т.д.

Литература

Главными источниками наших сведений об этой эпохе являются два шедевра древнегреческой литературы – «Илиада» и «Одиссея». Приятно считать, что поэмы были записаны в IX-VIII вв. до н.э., а до этого существовали в устной традиции. В основе этих выдающихся памятников мировой литературы лежит ахейский эпос – сказание о походе ахейских греков в Трою.

Всеми своими корнями уходила эпическая традиция в период микенской культуры. Эпос был и особым видом искусства со своими специальными правилами речевого и музыкального исполнения, обширным запасом постоянных характерных эпитетов и сравнений. Песни эти певали тогда сами цари и воины под звуки форминги – разновидности кифары, как это делает Ахилл в «Илиаде». Пели они о славных победах, о событиях, поражавших воображение. Одним из таких событий была, несомненно, осада Трои.

Позднее на смену пению пришла рецитация, появились профессиональные певцы – аэды, или рапсоды. Из эпической песни выстроены и оба шедевра античной культуры – «Илиада» и «Одиссея». В поэме «Илиада» рассказывается о событиях последнего года десятилетней войны греков с троянцами и о взятии Трои. Реальное существование Трои доказал немецкий археолог Генрих Шлиман, раскопавший Трою во второй половине XIX в. «Одиссея» повествует о возвращении из-под Трои и долгих странствиях одного из героев Троянской войны – царя греческого острова Итака Одиссея.

Эпические поэмы Гомера – своего рода кодекс аристократической морали. Высшей ценностью для знатного воина – эпического героя – считается посмертная слава, вечная память о подвигах доблестного бойца. Сохраняет эту память певец – аэд, который передает ее потомкам.

У Гомера мы встречаем и детально разработанный образ олимпийского пантеона – греческих богов. По замечанию древнегреческого историка Геродота, богов грекам сотворили Гомер и Гесиод.

Греки представляли себе своих богов именно так, как изобразил их Гомер. Мир великолепных олимпийцев, собирающихся при дворе громовержца Зевса на общий совет, весело пирующих целыми днями от восхода до заката, вступающих между собой в брачные союзы и ссорящихся, был слишком похож на повседневную жизнь и идеалы греческой аристократии.

Зевс и Гера, Аполлон и Афина, Арес и Гефест царствуют безраздельно, но они отнюдь не всевластны и не всеведущи. Зато они прекрасны, озарены светом, удивительно пластичны и восхитительны. Эти боги близки людям, ибо они сами – как бы облагороженные, «улучшенные» люди, отличающиеся от последних лишь бессмертием. Они любят и ненавидят, как люди, ревнуют и плачут, смеются и страдают, и в этом, по мнению греков, проявлялась красота жизни.

Греческая религия и мифология были наполнены гуманистическим звучанием. Если боги схожи с людьми, то люди – с богами: любимые герои греков – Диомед, Аякс, Агамемнон – богоподобны. Люди могли спорить с богами и выходить из споров победителями, как, например, Ахилл.

Греческий эпос оказал большое влияние на посдедующую европейскую литературу, а Гомер явился творцом эпической технике.

Архаический период (VIII – VI вв. до н.э.)

Архаическая эпоха – время наиболее интересного резвитая античного общества, когда окончательно определились специфические особенности цивилизации античного типа. Греция уже далеко обогнала в своем развитии все соседние страны, в т.ч. и государства Передней Азии, которые раньше шли в авангарде культурного прогресса человечества.

В Архаическую эпоху были заложены основы: классического рабства; системы денежного обращения и рынка; основной формы политической организации – полиса; концепции суверенитета народа и демократической формы правления. Тогда же были разработаны и главные этические нормы и принципы морали, эстетические идеалы античности. Наконец, в этот период зародились основные феномены античной культуры: философия и наука, главные жанры литературы, театр, ордерная архитектура, олимпийские и прочие игры.

Мировоззренческие основы культуры.

В эпоху архаики складываются основные черты этике древнегреческого общества. Её отличительной особенностью было соединение рождающегося чувства коллективизма и агонического (состязательного) начала, что было связано с формированием особого типа государственного устройства в Греции – полиса, гражданской общины с республиканской, в отличие от стран Древнего Востока, формой правления. Полис – это город-государство, в котором все граждане обладали определенными правилами и обязанностями. Соответствующей была и полисная идеология, его система ценностей: высшей ценностью была сама община и ее блага, обеспечивающие благо каждого гражданина. Полисная мораль были коллективистской в своей основе, поскольку существование индивида вне полиса была невозможно. полисный строй воспитал у греков особое мировосприятие. Он научил их ценить реальные способности и возможности человека – гражданина. Именно они были возведены в высший художественный принцип, в эстетический идеал Древней Греции. Демократия и гуманизм – вот главные идеи, лежащие в основе древне-греческой культуры и цивилизации.

Игры

Отличительной особенностью древних греков был агон, т.е.состязательное начало. Знатные аристократы в поэмах Гомера состязаются в силе, ловкости и упорстве, и победа в этих соревнованиях может принести лишь славу, а не материальные блага. Постепенно в греческом обществе утверждается идея о победе в состязании как высшей ценности, прославляющей победителя и приносящей ему почет и уважение в обществе. Формирование представлений об агоне дало начало различным играм, носившим аристократический характер. Древнейшими и самыми важными были игры, устроенные впервые в 776 г. до н.э. в честь Зевса Олимпийского и с тех пор повторявшиеся каждые четыре года. Они продолжались пять дней, и на это время по всей Греции провозглашался священный мир. Наградой победителю была лишь оливковая ветвь. Атлет, трижды одержавший победу в играх(«олимпионик»), получал право на установку своей статуи в священной роще храма Зевса Олимпийского. Атлеты состязались в беге, кулачной борьбе, беге на колесницах. Позже к олимпийским играм добавились Пифийские игры в Дельфах (в честь Аполлона) – наградой победителю служил лавровый венок, Истмийские (в честь бога Посейдона) на Коринфском перешейке, где наградой был венок из сосновых веток, и, наконец, и Немейские игры (в честь Зевса). Участники всех игр выступали нагими, поэтому женщинам под страхом смертной казни запрещалось присутствовать на играх, зато прекрасное обнаженное тело атлета стало одним из самых распространенных мотивов древнегреческого искусства.

Письменность и литература

Одним их наиболее важных факторов греческой культуры VIII – VI вв. до н.э. по праву считается новая система письменности. Через посредство финикийцев греки приняли семитский алфавит, усовершенствовав его путем добавления нескольких знаков для обозначения гласных. Алфавитное письмо было удобнее древнего слогового письма микенской эпохи: оно состояло всего из 24 знаков. Греческий алфавит имел ряд вариантов, наиболее распространенным из низ был ионийский, принятый, в частности, в Аттике (Афинах).

В архаический период сформировалось новое течение в греческой литературе. Эпоха греков ушла вместе с Гомером; теперь внимание поэтов привлекают не героические деяния прошлых веков, а сегодняшняя жизнь, чувства и переживания отдельного человека. Этот жанр получает название лирики.

Появление и развитие лирической поэзии связано с именем Архилоха с о. Парос (VI в. до н.э.). С невиданной прежде силой он передал в своих стихах и порывы страсти, и оскорбленное самолюбие, и желание мести, и готовность стойко переносить превратности судьбы. Вместо гекзаметра Архилох ввел в литературу новые размеры – ямб и трохей. Еще один иониец, Анакреонт с о. Теос (VI в. до н.э.), остался в памяти человечества как певец дружеских пиров и любви, имевший в более поздние века немало последователей и подражателей. Именно лирика Анакреонта создала известный всем образ веселых, радостно и безмятежно пирующих греков. Лучших своих представителей архаическая лирика обрела на о. Лесбос на рубеже VII-VI вв. до н.э. Этот поэт Алкей и поэтесса тончайшего лирического дарования Сафо, известная как автор любовных стихов и эпиталам (свадебных песен). Древняя Спарта стала центром развития хоровой лирики, одной из наиболее часто встречающихся форм которой был дифирамб – песнь в честь бога Диониса.

Во всем греческом мире распространилась слава о поэте Пиндаре (VI-V вв. до н.э.), воспевавшем высшую добродетель – арете – врожденное свойство аристократа, означавшее доблесть, физическое совершенство, благородство и достоинство.

Гекзаметр – стихотворный размер, характерный для гомеровских поэм и других эпических произведений.

Ионией в Древней Греции называлось западное побережье Малой Азии, а так же некоторые острова Эгейского моря.

Архитектура

В эпоху архаики уже возникли основные типы и формы греческого искусства, которые затем получат развитие в классический период. Все достижения греческой архитектуры того времени, и конструктивные и декоративные, связаны со строительством храмов. В VII в. до н.э. возникла система ордеров, т.е. особого соотношения несущих и несомых частей здания в балочно-стоечной конструкции. Определились художественные особенности двух главных архитектурных ордеров: дорического и ионического.

Дорический ордер, распространенный главным образом в южной Греции, отличался тяжеловесностью и массивностью колонн, простой и строгой капителью, стремлением к монументальности, мужественности, совершенству пропорций. В ионическом ордере ценились, напротив, легкость, изящество, прихотливость линий, капитель имела характерную форму, похожую на рога барана. Немного позднее, в V в. до н.э., в Греции появляется коринфский ордер – пышные, зрелищный, со сложной капителью, похожей на цветочную корзину.

Типичными образцами дорических построек архаической эпохи были храмы Аполлона в Коринфе и Посейдона в Пестуме. Об ионических храмов этой эпохи мы знаем больше из античной литературы: значительная их часть была уничтожена. Так, во всем греческом мире славилось святилище Артемиды в г. Эфесе в Малой Азии (одно из чудес света) храм Геры на о. Самос, Аполлона в Дидимах (Малая Азия). Особенностью архаических храмом была богатая полихромная роспись. Древняя Греция была родиной мраморных сооружений, но отнюдь не только сверкающих белизной, как иногда думают. Шедевры античной архитектуры блистали всем разноцветьем красок: красной, синей, золотой, зеленой на фоне сияющего солнца и лучезарного неба.

Скульптура

Скульптура архаического периода отличалась несовершенством, создавая, как правило, обобщенный образ. Это так называемые куросы («юноши»), именуемые также архаическими Аполлонами. До нашего времени дошло несколько десятков таких статуй. Наиболее известная – мраморная фигура Аполлона из Теней. На устах его играет характерная для скульптуры той поры условная «архаическая улыбка», глаза широко раскрыты, руки опущены и сжаты в кулаки. Принцип фронтальности изображения соблюден в полной мере. Архаические женские статуи представлены так называемыми корами («девушками») в длинных ниспадающих одеждах. Головы девушек украшены локонами, сами статуи полны изящества и грации. К концу VI в. до н.э. греческие скульпторы постепенно научились преодолевать

Название «дорический » связано с дорийцами, завоевателями архейских городов. Дорический ордер греки считали воплощением силы и мужества.

Капитель – верхняя часть колонны. Капитель поддерживала горизонтальную часть здания – антаблемент, состоящий из архитрава, фриза и карниза. Архитрав представлял собой гладкую балку; на фризе, как правило, размещались скульптурные композиции; карниз образовывал двускатную крышу.

Пестум – греческая колония в Южной Италии.

первоначально свойственную их статуям статичность.

Керамика

Богатую картину повседневного быта обитателей Эллады рисует искусство вазовой росписи VII-VI вв. до н.э., ярко свидетельствующее о любви греков к цвету и краскам. Формы сосудов столь же различны, как и их функции. Наряду с кратерами для смешения вина, пифосами и амфорами для хранения оливкового масла, вина и зерна, изготовлялись и маленькие флакончики для благовоний, тарелки, большие блюда. Великолепные панафинейские амфоры вручали победителю на играх, стройные лекифы ставили на могилы. Керамика сопровождала человека на всем его жизненном пути.

Стиль искусства вазовой росписи VII в. до н.э. часто называют ориентализирующим, т.е. близким к восточному. В следующем, VI в. до н.э., греческая вазовая живопись начинает освобождаться от восточных влияний, и красочный, причудливый живописный декор, напоминающий рисунки на восточных коврах или тканях, уступает место сценам, взятым из жизни. Наибольшего развития новой, чернофигурный стиль достиг в Халкиде и в Афинах. Так, широко известны вазы, расписанные талантливым афинским мастером Эксекием на мифологические сюжеты: «Ахилл и Аякс, играющие в кости» украшают собой великолепную амфору Эксекия, справедливо названную жемчужиной архаического искусства.

Приблизительно к середине VI в. до н.э. была открыта техника краснофигурной росписи. Вместо черных фигур на светлом фоне стали изображать светлые фигуры на темном фоне – это дало простор для более тщательной разработке деталей. Из известных мастеров краснофигурной живописи стоит упомянуть Эвтимида и Эвфрония. Помимо сцен из мифологии и гомеровского эпоса на вазах краснофигурного стиля запечатлены повседневные занятия и развлечения древних эллинов. Мы видим юношей, упражняющихся в палестре, флейтисток и танцовщиц, мастерскую ремесленника, школу. Стремление к реализму в изображении, к гармонии между изображенными фигурами и формой сосуда делает керамику именно этого периода особенно ценной в глазах знатоков искусства.

Высокая классика (V в. до н.э.)

Высшей точки экономического, политического и культурного подъема Греция достигла в середине V в. до н.э.

В начале века центр тяжести политической и культурной жизни греческого мира переместился из Ионии (Малая Азия) и с островов Эгейского моря в Грецию континентальную, особенно в Афины – центр Аттики. Неповторимое своеобразие греческой культуре классической эпохи придали Афины, а само Афинское государство стало источником политических и культурных влияний и своеобразным законодателем моды. Правители Афин (прежде всего Перикл) стремились сделать родной город крупнейшим культурным центром Эллады, средоточием всего ценного и прекрасного в греческом мире.

Кипучая общественная жизнь отличала Афины середины V в. до н.э. Все полноправные граждане полиса участвовали в народном собрании – экклесии, обладавшей высшей властью. Афинское государство заботилось и о культурном досуге своих граждан, давая им возможность участвовать в празднествах, посещать театр. Малоимущем из казны выплачивали театральные деньги – теорикон – два обола на посещение театра. В Афинах существовала и развитая система образования: дети с семи до шестнадцати лет получали образование в частных платных школах: преподавались грамота, литература, музыка, математика. Большое внимание уделялось физическому воспитанию. Многочисленные гимнасионы с залами и банями, палестры для тренировок молодежи превратили занятие спортом из привилегии знати в право любого афинского гражданина. Целью образования было всестороннее развитие личности. Здесь греки определили других народы не только древности, но и более поздних эпох. В Афинах, где существовали наилучшие тогда условия для свободного творчества, стремились ученые и художники из других греческих городов.

Архитектура

В классический период греческая культура и искусство переживают эпоху наивысшего расцвета, причем главным центром художественного творчества были Афины.

В архитектуре окончательно оформляется классический тип периптерального храма. Наибольшего размаха монументальное строительство достигло в Афинах. В Афинах был воздвигнут великолепный архитектурный ансамбль Афинского Акрополя, ставший символом античной Греции. Строительными работами и украшениями Афинского Акрополя руководил замечательный скульптор Фидий, друг Перикла. Гордо возвышаются здесь колонны самого большого храма Акрополя – Парфенона, посвященного богини Афине-Деве. История сохранила имена его создателей – Иктин и Калликрат. Построенный из светлого мрамора, окруженный 46-ю колоннами дорического ордера и обрамленный ионическим фризом, Парфенон был воплощен гармонии и строгости.

Эллинистический период (IV-I вв. до н.э.)

Эллинистической цивилизацией принято называть новую ступень в развитии материальной и духовной культуры, форм политической организации и социальной жизни народов Средиземноморья, Передней Азии и прилегающих районов.

Литература

Литература эллинистической эпохи необычайно богата по количеству произведений и многообразию жанров. При дворах эллинистических царей процветала пышная, утонченная, полная учености придворная поэзия, образцами которой были идиллии и гимны Каллимаха из Кирены, эпическая поэма «Аргонавтика» Аполлония Родосского и др. Поэзия стала искусством для избранных, ее весьма изысканный и часто вычурный стиль был далек от п др.ония Родоскогоирены, эпическая поэма идиллии и енная, полная учетности

Обол – греческая мера веса, самая мелкая серебряная ил медная монета. Афинский серебряный обол весил 0,73 г и соответствовал среднему древнему заработку афинского ремесленника.

проблем, волновавших общество в целом. Наиболее распространены были малые литературные формы – элегии и эпиллии, в которых преобладали мифологические и любовные сюжеты.

Интересные и вкусы горожан выражали комедии и мим (бытовая сценка). Особенно славились мимы Герода, реалистически изображающие городской быт.

Архитектура

Искусства эпохи переживало период бурного расцвета. Оно приобретало более светский характер и представляло собой сплав различных направлений и стилей. Велось активное строительство, в том числе и новых городов: сам Александр Македонский, по преданию, основал 70 городов, названых Александриями в его честь. Новые эллинистические города имели прямоугольную форму и весьма рациональную планировку. Улицы в Пергаме были вдвое шире улиц старых греческих городов, а эллинистическая Приена наличием удобств превосходила средневековый Париж. Особое развитие в эпоху эллинизма получило строительство общественных зданий и сооружений. Монументальность городскому ансамблю придавали обязательные портики, которые укрывали и от дождя, и от солнца. В последствии римляне заимствовали этот тип конструкции.

Постройки эллинистического времени часто отличала тяга к колоссальному, своего рода гигантомания. Это относится прежде всего к монументальным алтарям – алтарю Гиерона II в Сиракузах и особенно – алтарю Зевса Пергаме. Последний знаменит главным образом своим грандиозным фризом, опоясывающим цоколь здания (его размеры 36*34*5,6м).

Величайшим достижением эгейской культуры было создание письменности , так называемого слогового письма.

Эпос – особый вид искусства Древней Греции. Эпические поэмы Гомера – шедевры античной культуры.

Бурный расцвет поэзии, драматургии, архитектуры, скульптуры, оказавший серьезное влияние на дальнейшее развитие литературы и искусства, характеризует культуру Древней Греции.

Полисная система

Особенностью политического развития Эллады (Греции) было то, что она никогда не знала деспотической власти царей. На скудных землях материковой Греции бессмысленно было создавать крупные царские хозяйства, основанные на труде тысяч подневольных людей, как это происходило в Египте и Междуречье. Государство не стало у греков сложным и хорошо отлаженным хозяйственным механизмом – напротив, оно сохранило все основные черты общинной организации, простой и основанной на равенстве её членов. Сохранение общинного строя избавило элменов от необходимости «подгонять» свои верования под требования сильной централизованной деспотии; полис, или община – полис был силён единством своих интересов.

Община – полис включала в себя не только сельское, но и городское население. Членом общины можно было стать при двух условиях:

если человек являлся греком по национальности;

если он был свободным и владел частной собственностью.

Все члены общины – свободные собственники – обладали политическими правами (хотя и не всегда равными), которые позволяли им принимать участие в государственной деятельности. Поэтому греческий полис называют гражданской общиной.

Внутри полисов постепенно формировалось гражданское право, т.е. складывались своды законов, определявшие права и обязанности членов общины, дававшие им некоторые социальные гарантии.

Полис не только занимался внутренними делами, но и мог вести внешнеполитическую деятельность, имея собственную армию: граждане полиса вступали в ополчение и на время войн превращались в воинов.

Полис (т.е. коллектив граждан) имел право верховной собственности на землю. Кроме частных участков земли он распоряжался также неподелённой, свободной землёй, и это укрепляло позиции полиса как политического образования.

Воспринимая себя как самостоятельное государство, полис жил в соответствии с идеей автаркии. Создавалась особая система идеалов: свободные граждане верили, что благополучие каждого из них зависит прежде всего от их родного полиса, вне которого существовать невозможно. С другой стороны, процветание полиса во многом зависило от его граждан, которые почитали древние традиции, осуждали стяжательство, высоко ценили крестьянский труд и самое главное, ощущали себя полноправными и свободными людьми. Это составляло предмет особой гордости.

Но тем не менее, внутри полисов постепенно созревали конфликты, которые к 7 в. до н.э. достигли особенно большого размаха.

Бывшая родовая знать – аристократы ущемляют права демоса (народа к которому относились все незнатные свободные крестьяне и ремесленники.)

Борьбу с аристократией вело мелкое крестьянство, перед которым часто вставала угроза лишиться своей земли и превратиться в арендаторов на собственных участках. У аристократов был и другой противник - большой слой незнатных горожан, разбогатевших благодаря торговле и ремеслу и желавших получить привилегии знати.

Во многих полисах эта борьба заканчивалась переворотом, свержением родовой знати и установлением тирании – единовластия, благодаря которой обуздывался произвол знати.

Потребность в тирании после того, как позиции аристократии были ослаблены быстро от пала, и стали появляться другие формы правления. В одних полисах правление было олигархическим, в других-демократическим, но в любом случае большую роль играло народное собрание, которому принадлежало право окончательного решение всех важнейших вопросов.

Греческие полисы обычно были небольшими. Например на острове Родос (его площадь составляет около 1404 кв. км.) находилось три самостоятельных полиса, а на острове Крит (8500кв. км.) – нескольео десятков. Самым большим полисом была Спарта: его территория охватывала 8400кв. км.

Общество в полисах.

Среди населения полисов привилегированное положение занимали его граждане. Другие свободные люди, не являющиеся гражданами полиса, считать неполноправными. К ним относились прежде всего зависимые крестьяне, потерявши право собственности на свои участки земли, и иноземцы (метеки). На низшей ступени социальной лестницы стояли рабы.

Экономическая жизнь полиса.

Чтобы избавиться от угрозы голода, Греция была вынуждена довольно рано перейти к экспорту некоторых видов сельскохозяйственных продуктов и изделий ремесла. Самым крупным торговым центром к 5 в. до н.э. стали Афины, которые активно торговали с колониями и странами Востока.

Росло денежное обращение, кредитные и ростовщические операции. Поскольку каждый город – государство в Греции чеканили свою монету, развивался валютный обмен.

Сухопутная торговля была развита гораздо хуже по сравнению с морской.

Товарно-денежные отношения в одних полисах были развиты сильнее, а в других слабее, распространялись неравномерно и существовали в рамках натурального хозяйства.

Именно в полисе закладывались основы древней демократии, товарно-денежных отношений, складывался особый тип личности-свободной, честолюбивой, безгранично преданной своему государству. Особенности полиса накладывали отпечаток на древнегреческую цивилизацию в целом.

Полисы достигли своего расцвета на рубеже 6-5 в. до н.э. К этому времени Греция представляла собой множество отдельных небольших городов – государств, которые то воевали между собой, то заключали союзы. На протяжении всего своего существования Древняя Греция не знала единой централизованной власти, хотя попытки установить её были. Относительно устойчивые и крупные объединения полисов возникли во время войн с Персией. Их возглавили два самых могущественных полиса – Афины и Спарта, образовавшие два центра древнегреческой цивилизации, причём каждый из них развивался особым путём. История Афин – это прежде всего история становления и победы античной демократии, в то время как Спарту прянято считать милитариским, даже «полицейским» крайне консервативным государством. Соперничество этих двух полисов привело к многолетним гражданским войнам, разрушившим изнутри древнегреческую цивилизацию.

Длительные кровопролитные Пелопонесские войны ослабили не только Спарту, но и победившие полисы, а в итоге и всю Грецию. Прежние цивилизационные структуры стали разрушаться.

Наиболее ярко это проявилось в афинском полисе, где сильно развиты товарно-денежные отношения. Законы, по которым жил полис, возникший как «закрытая» община граждан – земледельцев, не давали возможности богатым, но неполноправным людям вести предпринимательскую деятельность. Старая форма собственности, объединившая и государственный, и частный принципы, изжила себя, теперь требовался переход к полной частной собственности.

Изменения происходили и в политической жизни. Борьба между сторонниками олигархии и демократии сменилось противоборством группировок, разделённых имущественным положением. Платон, великий философ Древней Греции, писал, что внутри полиса образованились «два враждебных между собой государства: одно- бедняков, другое- богачей». В Афинах эти конфликты выливались в яростные дебаты в народном собрании, после которых политические противники нередко изгонялись. В других полисах дело доходило и до гражданских войн.

Индивидуализм, раньше сочетавшийся с идеей «общей пользы», теперь несомненно вопрос: коллетивистская мораль, сдерживающая его, стала разрушаться, а вместе с ней разрушался и сам полис в его традиционной форме, который долгое время был основой и опорой древнегреческой цивилизации.

Греческая демократия

Древнюю Грецию можно считать колыбелью демократии – именно там зародились первые демократические государства. Не стоит забывать, что эллины жили в государствах, порядок в которых удерживался сам собой, а не за счет гипертрофированного бюрократического аппарата. Законы на Пелопоннесе опирались на элементарные жизненные нормы, понятные всем и каждому. В современном же мире многие не знают до конца как своих прав, так и своих обязанностей.

Правители в основном были из аристократических кругов (это совсем не указывает на олигархию, наоборот, это объясняется тем, что они могли получить хорошее образование и всегда были на виду), но правитель вполне мог быть и выходцем из народа. Был интересный случай с назначением Софокла на место афинского военначальника в сражении с восставшими самосцами за то, что его последняя драма имела потрясающий успех в народе (кстати, афиняне тогда были разбиты).

Выборы проводились каждый год. Так что никто не мог твердо укрепиться у власти, и народ мог на законных основаниях поменять неугодного ему правителя. Даже в том случае, когда правителю удавалось завоевать доверие населения путем ли многочисленных побед на полях сражений или же собственно самим правлением, ему грозило изгнание, как бы нелепо это ни звучало.

Кроме совета был суд, и он тоже участвовал в политической жизни. В свое время знаменитый законодатель Солон издал закон: “кто видит обиду, может жаловаться в суд”. Когда гражданин видел в действиях другого ущерб для государства, он, если даже не был сам затронут, подавал в суд. Нельзя было привлекать к ответственности только должностных лиц при исполнении обязанностей, но кончался его срок и…все недовольные его действиями на посту тут же шли с жалобами в суд. Каждый помнил: если он не заступится за государство, то никто другой этого не сделает.

Социальое устройство

«Человек – существо общественное».Эта знаменитая формула Аристотеля была в высшей степени применима к грекам. На протяжении веков формировалось понятие эллинства как противовеса остальному варварскому миру. Варвары – не обязательно враги или дикари – были просто чужаками, не эллинами (слово варвар произошло от греческого барбарео – бормотать, говорить на непонятном языке). Много повидавший Геродот имел право написать: «От Сицилии до Азии, от гор на Африканском побережье до Кавказа эллины едины по крови, говорят на одном языке, имеют одних богов, одни храмы, имеют одинаковые обычаи и нравы» А философ Платон начинал утро с благодарственной молитвы Зевсу за то, что родился эллином, а не варваром. Победа греков в длительных войнах с персами была чудом эллинского единства. Разрозненные малые города выдержали натиск огромной и могучей державы. Геродот объясняет это преимуществом эллинской свободы над восточной деспотией. Свобода, которую греки отстояли, способствовала, в свою очередь, росту их самосознания и во многом определила расцвет культуры в 5 в. до.н.э.

Другая уникальная черта греческой общественной жизни – полисный патриотизм. Личность существовала прежде всего как часть малого социума – греческого полиса, который понимался не только как место поселения, защищенное стенами, а как коллектив граждан, гражданская община. Греки называли себя по полисной принадлежности афинянами, коринфянами, фиванцами.

Любовь к малой родине и чувство долга по отношению к ней воспитывались с рождения как естественная потребность человека. Воинское и гражданское служение в классический период было у греков не обременительной обязанностью, а почётным правом. Поэтому нас не перестаёт удивлять политическая активность эллинов, формировавшаяся не только продуманной системой воспитания, но и всем строем жизни республиканских полисов. Афинская демократия 5 века оставила нам образец взаимной заботы и ответственности граждан и государства. Афинские граждане имели реальные политические права, из которых важнейшими были право голоса и прямой законодательной инициативы. Государство стремилось сбалансировать имущественное положение афинян. Оплата должностей, театральные деньги, гарантированная занятости защищала от крайней бедности и позволяли малоимущем быть полноценными членами общества. В то же время богатые несли особую повинность, вкладывая часть своих средств в общегосударственные дела – строительство судов, организацию театральных и спортивных состязаний и т.п. Демократическая система выборов (чаще всего – по жребию) могла любого из граждан сделать судьей ил членом Совета.

Греки любили жизнь и не любили смерть. Это нехитрое утверждение требует, однако, пристального взгляда. Дошедшие до нас памятники культуры оставляют впечатление света и радости, что подтверждает традиционное мнение об эллинах как о народе счастливом, жизнерадостном, свободном от бремени фанатизма и страха. Но было бы неверно только так оценивать мировосприятие античного человека.

Греческому оратору Исократу принадлежат замечательные слова: «Эллин не столько выражение этнической принадлежности, сколько человек определённой культуры духа». Идеал греческого бытия можно было бы выразить одним словом – гармония, понимавшаяся как соразмерное развитие внутреннего и внешнего в человеке, кА единство интеллектуального, эмоционального и физического в становлении личности.

Греки стремились к достижению физического здоровья и силы, поклонялись красоте тела и движения, создали продуманную систему физического воспитания. В гимнасиях и палистрах дети состязались в беге, прыжках, метании копья и диска, учились движению под музыку. Эти занятия были необходимы для подготовки воинов и соответствовали представлениям о совершенстве человека. На различного рода спортивных состязаниях демонстрировались физическая сила и красота. Главными общегреческими состязаниями были Олимпийские игры.

Физическое развитие было неразрывно связано с воспитаниям души и разума. Философия, литература, риторика, музыка, математика должны были формировать в гражданине нравственные ценности. Присущий грекам рационализм проистекал из преклонения перед разумом: «Дарованный богами разум в людях прекраснее всего, что в мире есть». Познание окружающего мира и человека как высшей тайны мироздания было делом не только избранных философ: «Познай самого себя», - гласила надпись у входа в общегреческое Дельфийское святилище. Невежество, по словам Платона, подобно жизни в лишенной свете пещере. Греческое понятие калокагатии – красоты и добра – выражало идеал гармонично развитой личности. Но при этом важнейишй ориентиром, обеспечивающим гармонию, служила мера. «Ничего сверх меры», - говорили древние мудрецы.

Рабовладельчество

Разговор о рабовладельческой демократии не может быть полным, если не упомянуть о главной движущей силе рабовладельческого мира – рабах.

Как отмечает А.Боннар, население Афин, насчитывавшее четыреста тысяч человек, наполовину состояло из рабов.

Большинство рабов – пленные, те, которые не могли выкупить себя.

Торговля рабами приносила большие доходы. В Афинах ежегодно устраивалась невольничья ярмарка.

Но рабами становились не только военнопленные. Рабами становились, прежде всего, по рождению. Ребенок рабыни тоже становился рабом.

В Афинах было запрещено долговое рабство, также отец семейства не имел права продать своих детей, исключение составляли дочери, уличенные в развратном поведении. Хозяин не имел права лишать жизни раба. Практика повседневной жизни не допускала, чтобы рабов считали лишь подчиненной породой.

В своих отношениях с рабами афиняне проявляли меньше педантизма и более человечности, обычно они обращались с рабами как с людьми. Раб был одет так же, как и все граждане. По крайней мере, как каждый бедняк. Никакие внешние признаки не отличали раба от свободного человека. Дома он (раб) свободно разговаривал со своим хозяином. Афинскому рабу разрешалось на равных основаниях с прочими гражданами присутствовать на многочисленных религиозных церемониях. При слишком жестоком обращении раб имел право укрыться в определенные священные места, под покровительство божества, и потребовать, чтобы его господин продал его другому хозяину.

Афины даже предоставляли рабам гарантии против грубости судей и должностных лиц. Эти гарантии можно рассматривать как начало юридических установлений.

Но рабство далеко не было идеальным. В рудниках, например, умирали от холода и голода тысячи рабов, которых кормили ровно столько, чтобы они были в состоянии работать.

Как правило, рабы были заняты в том же производстве, что и их хозяева, но всегда ступенью ниже их по положению. На рабах, прежде всего, лежали все домашние работы. Все хозяйство велось руками рабынь. Рабыни дробили и мололи зерно, выпекали хлеб и стряпали, шили одежду. Под надзором хозяйки рабыни пряли, ткали и вышивали. Нередко какой-нибудь из рабов занимал видное место в семье, как, например, кормилицы и няни.

Только самый бедный гражданин Афин не имел, по крайней мере, одного раба. Рядовой гражданин обычно имел одного раба с двумя служанками.

В деревнях, на фермах, даже в больших владениях рабов было очень мало. Очень долго земельные участки обрабатывались членами семьи, при этом имелось еще несколько рабов и батраков, которых нанимали на уборку урожая и сбор винограда. Мелкий крестьянин был не в состоянии содержать несколько рабов, поэтому в большинстве случаев мелкий собственник старался обходиться своими силами.

В отличие от сельского хозяйства, ремесленное производство требовало огромного количества “одушевленного орудия”. При постройке Акрополя государство, помимо свободных рабочих, нанимало рабов у частных владельцев. Заработок раба забирал хозяин, который заботился лишь о прокормлении своего раба.

Пошивные мастерские, обувные предприятия, мастерские по производству музыкальных инструментов, кроватей, оружия, которые выделялись из домашнего производства, требовали применения рабского труда. Тем не менее, никогда рабы не были сосредоточены большими массами. Это делалось потому, что было достаточно сложно организовать надзор за большими группами рабочих, не получающих вознаграждения.

Безусловно, рабовладельчество ограничивало афинскую демократию, делая недоступным почти половине населения города участие в государственных делах. К тому же афинское рабство, как и всякое другое, тормозило прогресс, поскольку люди, обеспеченные рабочей силой, не были озабочены созданием более совершенной системы обслуживания производства.

Религия:

Космогоническая тематика в народных верованиях не занимала заметного места. Идея бога-творца отсутствовала в этой религии. По Гесиоду из Хаоса родилась Земля, Мрак, Ночь, а затем Свет, Эфир, День, Небо, Море и другие великие силы природы. От Неба и Земли родилось старшее поколение богов, а от них уже Зевс и другие олимпийские боги. Отношения между человеком и богами заключались только лишь в задабривании богов. Если внимательно рассмотреть мифы, то ясно видна неприязнь богов к людям. Руководствуясь своим плохим настроением, боги посылают на людей различные мучения и напасти (Троянская война). Миры богов и людей трансцендентны (отделены).

В ранний период древнегреческой религии чтились свои божества, связанные с местными особенностями или олицетворявшие их, от которых зависела жизнь верующих: так в Псофиде поклонялись местной реке Эриманф, которой был посвящен храм; в Орхомене - священным камням, будто бы упавшим некогда с неба, на горе Анхесме почитался Зевс Анхесмий, Зевс Лафистий - олицетворение горы Лафистиона. В каждой местности или городе был свой патрон - покровитель. Этот культ носил государственный характер. Причем культ этот был очень строгим: вообще к богам можно было относиться скептически, общеобязательных догматов греческая религия не знала, но нельзя было уклоняться от исполнения обязанностей обрядов в честь бога-покровителя, нельзя было проявлять неуважение к нему. За нарушение этого закона грозило суровое наказание.

Из множества местных богов, с течением времени, некоторые образы слились в единые общегреческие божества, например, Зевс Лафистий, Зевс Крокеат, культ Зевса на Крите и Фессалии, переросли в культ Зевса - как верхового бога, "отца богов и людей". Самое имя Зевс означает сияющее небо и восходит к общему индоевропейскому корню (Дьяус у индийцев, Тиу у германцев). У имени Зевса существовало около 50 эпитетов, указывающих на его функции: подземный, т.е. обеспечивает плодородие, дожденосный, всепородитель, властитель судеб и т.д. Религия ранней Греции играла большую роль в динамике общественной мысли эллинов.

Первоначально греческая религия, как и всякая другая примитивная религия, отражает лишь слабость человека перед лицом тех "сил", которые в природе, позднее в обществе и в собственном сознании, мешают, как ему кажется, его действиям и представляют угрозу для его существования, тем более страшную, что он плохо понимает, откуда она исходит. Первобытного человека интересует не природа в той мере, в какой она вторгается в его жизнь и определяет ее условия.

Разнохарактерные силы природы олицетворялись в виде особых божеств, с которыми было связано множество сакральных преданий, мифов. Эллинская мифология отличается богатством, причем она сохраняла и в позднейшие эпохи многие предания времен родового строя. На протяжении X-XII вв. религиозные представления населения Греции претерпели многие изменения. Первоначально исключительным почитанием пользовались божества, олицетворявшие силы природы. Особо чтили Великую богиню (позднее Деметра, что означает "Мать хлебов"), ведавшую плодородием расти тельного и животного мира. Ее сопровождало мужское божество, за ней следовали второстепенные боги. Культовые обряды включали приношение жертв и даров, торжественные процессии и ритуальные танцы. Божества имели определенные атрибуты, изображения которых весьма часты, причем они служили символами этих небесных сил.

Образование раннеклассовых государств внесло новые черты в духовную жизнь, в том числе и в сакральные представления. Сообщество эллинских богов (пантеон) получило более определенную организационную структуру. Мировоззрение народа рисовало теперь отношения между богами, весьма сходные с теми, которые ахеяне видели в царских столицах. Поэтому на Олимпе, где обитали главные божества, верховным был Зевс, отец богов и людей, владычествовавший над всем миром. Подчиненные ему другие члены раннеэллинского пантеона имели специальные общественные функции. Ахейский эпос, сохранивший сведения о почитании многих раннеэллинских божеств, передает и присущий только греческому мышлению несколько критический взгляд на небожителей: боги во многом сходны с людьми, им присущи не только благие качества, но также недостатки и слабости.

Произведения искусства и данные ахейского эпоса о неприязни олимпийцев к отдельным людям или племенам, видимо отражали мнения ахеян о существовании добрых и враждебных сил природы. О последнем говорят удивительно злые лица терракотовых богинь из святилища на микенском акрополе. Характерно что искусство ахеян чрезвычайно выразительно воспроизводило жизнеутверждающие символы религии и доброжелательные образы богов-покровителей.

Загробный мир

Потусторонний мир, тот свет, в мифологии обитель умерших или их душ. Мифы о 3агробном мире развились из представлений о загробной жизни, связанных с реакцией коллектива на смерть одного из членов и погребальными обычаями. Смерть воспринималась как нарушение нормальной жизнедеятельности коллектива в результате воздействия сверхъестественных причин (вредоносной магии, нарушения табу и т. п.). Психологический страх перед смертью (в сочетании с биологической опасностью, исходящей от разлагающегося трупа) персонифицировался в самом умершем поэтому погребальные обычаи преследовали цель изолировать умершего и с ним — вредоносное воздействия смерти; одновременно; однако, существовала и противоположная тенденция — сохранить умершего вблизи живых, чтобы не нарушать целостность коллектива. Отсюда — древнейшие обычаи погребения (изоляции) на поселениях. В жилищах или специальных домах мёртвых, позднее—в некрополя! (городах мёртвых) вблизи поселение. Соответственно амбивалентным было и отношение к умершему с одной стороны, его почитали как предка благодетеля, с другой — боялись как вредоносного мертвеца или духа, обитающего вблизи живых. Представления о наделённых сверхъестественной силой «живых мертвецах», выходящих из могилы, нападающих на людей, приносящих болезни и смерть присутствуют в мифологии и фольклоре многих народов. «Живых мертвецов» стремились умертвить вновь, связать ж т. п., духов — отпугнуть шумом на похоронах, запутать дорогу в мир живых. Но самым действенным способом устранения вредоносных свойств покойника при сохранении связи с ним как с духом покровителем считалось отправление его в 3агробном мире.

Вход в 3агробном мир охранялся стражами чудовищными псами. Нечестивцам грозила окончательная смерть или участь скитальца, лишён-ного загробного пристанища.

3агробном мир, несмотря на разнообразие идей, относительно его местонахождения, обычно вписывался в общую мифологическую картину мира как далёкий иной мир, противостоящий «своему» миру живых. При этом его размещение в горизонтальном пространстве соотносилось с вертикальной моделью мира, расчленяющей космос на небо, землю и преисподнюю. Картины 3агробного мира могут целиком копировать реальный мир с селениями, где умершие живут родовыми общинами, охотятся, женятся, иногда даже производят потомство и т. д. — в мифах воспроизводится даже ландшафт, окружающий общину в этом мире. Духи не бессмертны, но в 3агробном мире им отводится обычно более длительный жизненный срок, чем на земле по истечении этого срока духи умирают окончательно или возрождаются на земле в живых существах. Духи предков существуют в 3агробном мире, пока их чтут потомки.

Греческая мифология

Доолимпийский период.

Процесс жизни воспринимается первобытным соединением в беспорядочно – нагроможденном виде, окружающие материализуется, одушевляется, населяется какими – то непонятными слепыми силами Земли с составляющимся её предметами представляется первобытному сознанию живой, одушевлённой, всё из себя производящей и всё собой питающей, включая небо, которое она тоже рождает из себя. Как женщина является главой рода, матерью, кормилицей и воспитательницей в период матриархата, так и земли понимаются, как источник всего мира, богов, демонов, людей. На раннем этапе т. е. на стадии собирательно – охотничьего хозяйства, сознание ограничено чувствительным восприятием – это есть фетиш, а мифология – это фетишизм. Древней человек понимал фетиш, как средоточие магической, демонической, живой силы. А так как весь предметной мир представлялся одушевлённым, то магической силой наделялся весь мир и демоническое существо не как не отделялось от предмета, в котором оно обитало. По мере развития производящего хозяйства человек интересуется вопросами производства вещей, их составом, их смыслом и принципами их строения. Тогда – то человек научился отделять «идею» вещи от самой вещи, а так как вещами являлись фетиши, т. е. отделять магическую силу демона от самой вещи – так совершился переход к анимизму.

Первоначально анимизм связан с представлением о демонизме, как о некой силе, злой или благодетельной, определяющей судьбу человека. Это есть мгновенно возникающая и мгновенно уходящая страшная и роковая сила, о которой человек не имеет никакого представления, которую нельзя назвать по имени и с которой нельзя вступать ни в какое общение, так как этот демон ещё не имеет никакой фигуры и никакого лица, никакого вообще очертания. Демон – это первоначально та действующая сила, о которой человеку нечего не известно, его законченного образа ещё не существует, но он уже не является фетишем (Сфинкс, кентавры, сирены).

Олимпийский период

В мифологии этого периода, связанного с переходом к патриархату, появляются герои, которые расправляются с чудовищами и страшилищами, некогда пугавшими воображение человека.

Вместо мелких богов и демонов появляется один главный, верховный бог Зевс. Богами патриархального уклада жизни стали Афина Паллада и Аполлон, которые славятся мудростью, красотой и художественно-конструктивной деятельностью. Гермес из прежнего примитивного божества превратился в покровителя всякого человеческого предприятия, включая скотоводство, искусство, торговлю, он водит по дорогам земли и даже сопровождает души в загробный мир. Не только боги и герои, но и вся жизнь получила в мифах совершенно новое оформление. Прежде всего, преображается вся природа, которая раньше была наполнена страшными и непонятными для человека силами.

Всем правил Зевс, и все стихийные силы оказались в его руках. Прежде он сам был и ужасным громом, и ослепительной молнией, не было никакого божества, к кому можно было бы обратиться за помощью против него. Теперь же гром и молния, равно как и вся атмосфера, стали не больше как атрибутами Зевса. Греки стали представлять, что от разумной воли Зевса зависит, когда и для каких целей пользуется он своим Перуном. Характерно окружение Зевса на Олимпе. Около него Ника (“победа”) — уже не страшный и непобедимый демон, но прекрасная крылатая богиня, которая является только символом мощи самого же Зевса. Фемида раньше тоже ничем не отличалась от земли и была страшным законом её стихийных и беспорядочных действий. Теперь она воспринимается как богиня права и справедливости, богиня правопорядка, находящаяся возле Зевса как символ его благоустроенного царства. Рядом с Зевсом также и Геба — символ вечной юности, и мальчик-виночерпий Ганимед, некогда похищенный с земли Зевсом-орлом.

Поздний героизм.

Поздний героизм это процесс разложения родовых отношений, формирование раннеклассовых государств в Греции нанеся отражение в Греческой мифологии, в частности в период героизма в гомеровском эпосе. В нём отразилась переходная ступень между старым, суровым героизмом и новым, уточенным. Герои в этой мифологии заметно смелеют, их свободное обращение с богами растёт, они осмеливаются даже вступать в состязания с богами. Лирический Царь Тантал, который был сыном Зевса и пользовался всяческим благоволением богов, возгордился своей властью, огромными богатствами и дружбой с богами, похитил с неба амброзию и нектар и стал раздавать эту божественную пищу обыкновенным людям (Сизиф подсмотрел любовные встречи Зевса и Эгиды и разгласил эту тайну среди людей). Для той героической эпохи характерны мифы о родовом проклятии которое приводит к гибели нескольких поколений подряд. Тиванский царь Лай украл ребёнка и был за это проклят отцом этого ребенка. Проклятие лежало на всём роде Лая: сам он погиб от руки собственного сына Эдипа. Покончила с собой Иокаста жена сначала Лая и т. д. И это проклятие лежало на этой семье до тех пор пока она вся не была истреблена.

Вся греческая мифология пронизана прекращением и вдохновенной красотой, обладавшей колдовской силой. Представления о красоте прошло в Греческой Мифологии долгий путь развития от глубинных функций к благодетельным, от совмещения с безобразным к воплощению её в чистейшем виде, от магии до малых и мудрых олимпийских муз. Греческая мифология в историческом развитии – неисчерпаемый источник для освоения в плане эстетическом и раскрытия её художественного воздействия, а литературе и искусстве.

Архитектурные ордера

Для постройки своих прекрасных сооружений греки создали специальную систему, так называемый архитектурный ордер. Благодаря ордеру греческие храмы не были громоздки или приземисты. Они радуют глаз стройностью и ни когда не подавляют нас чрезмерным величием. Построенный по правилам ордера греческий храм был самой значительной постройкой в городе и по своему назначению, и по тому месту, какое занимала его архитектура во всем ансамбле города. В древнегреческом ордере существует ясный и стройный порядок, согласно которому сочетаются, друг с другом три основные части постройки – основание, колонны и перекрытия. Существует три греческих ордера: Дорический, Ионический и Коринфский, но основных два – Дорический и Ионический, а Коринфский, является разновидностью Ионического ордера.

Дорический ордер (возник в начале VII в. до н. э) – мужественный, колонны дорического ордера массивны и лишены украшений, храмы – величественны и строги. В дорический ордер входят три основные части: ступенчатая платформа, колонны, антаблемент. Та часть, которая находится над колонной, называется – антаблементом, в антаблемент входят три части: гладкая балка – архитрав, перекинутая с колонны на колонну плюс широкая украшенная скульптурой или росписью полоса – над архитравом – фриз, а выступающая часть, которая защищает здание от дождя – карниз.

Ионический ордер (сложился в середине VI в. до н.э.). Ионическую колонну отличают изящество, женственность; она стройнее дорической, верх заканчивается красивыми завитками – валютами похожими на бараньи рога, трех частным архитравом и лентообразным фризом; каннелюры здесь разделены плоской дорожкой. Ионические храмы легки и изящны.

Коринфский ордер похож на ионический, но отличается от него сложной капителью, украшенной растительными узорами (самая древняя коринфская колонна известна в храме Аполлона в Басах, ныне – Васе в Пелопоннесе, сооруженном около 430 года до н.э. знаменитым зодчим Иктином).

 

 

Греческие ордера (дорический и ионический)

 

Литература и драматургия:

не смотря на политическую и письменную разобщенность, греки противопоставляли себя всем другим народам, называя их варварами, по языку древние греки принадлежали к индоевропейской группе. Главными из племен считались: Эолийцы, Ионийцы, Дорийцы. Древнегреческий язык обладает большим лексическим и морфологическим богатством. Словарь отличается обилием синонимов, синтаксической простотой и свободой, представляющий простор для развития мысли и различных оттенков.

Морфология греческого языка содержит большое разнообразие падежных форм, склонений, спряжений. Глагольные формы, разнообразие времен и наклонений передают многообразные оттенки, действия, состояния длительности.

Древнегреческая письменность существует с 3 тысячелетия до нашей эры. Сначала возникло рисуночное письмо, потом линейное. В греческом языке существовало несколько алфавитов. В 403 году в Афинах возник алфавит из 24 букв, он общепринят и поныне, этот алфавит лёг в основу русского церковнославянского языка. Халкидский алфавит (в Италии) лёг в основу латинского языка Источником древнегреческой литературы является устное народное творчество, мифология, сокровищница сюжетов и образов. Миф - греческое слово означает вымысел, сказку, с помощью которого мысль первобытного человека не только пыталась объяснить непонятные явления природы, но и найти ключ к ним, подчинить их себе. Большинство мифологических образов были местночтимыми, потом выделились божества олимпийские. В мифах находили отражение и явления обществ жизни - это и различимые этапы развития семьи, черты быта, черты первобытного фетишизма и тотемизма сменялись антропоморфизмом (представления божества в образе человека).

Существовало много мифов. Фразеологические выражения, которых до сих пор бытуют в нашем языке: Ахиллесова пята, Троянский конь (троянец), Эдипов комплекс - все они взяты из мифов древней Греции.

Поэма "Одиссея" и "Илиада" были созданы в первом тысячелетии до нашей эры. В Ионии автором этих произведений предположительно считается Гомер. Показывая многочисленные образы в разных ситуациях и сочетаниях, Гомеровский эпос достигает широкого обхвата действий. Произведения "Одиссей" и "Илиада" называли энциклопедиями древности, т.к. в них собран огромный материал, корнями они уходят в греческий фольклор, эти произведения служили основой воспитания в античном обществе.

Драма делится на трагедию, комедию и драматическую сатиру. Трагедия в переводе с греческого языка "козлиная песня". Все участники постановок были в масках, женщины не допускались к участию. Техническое оснащение постановок было примитивным. В трагедиях участвовал хор и всего один актер. В хоре участвовали 12-15 человек. Постановку осуществлял харег (финансист). Проводились состязания, и назначалась крупное денежная премия, состязания могли длиться сутками.

Эсхил был первым великим поэтом Греции, происходил он из знатного рода, написал около 90 трагедий. Наибольший след оставили два его произведения "Орестея" и "Скованный Прометей"

В произведениях Софокла боги не являются действующими лицами, они просто незримо присутствуют.

Эврипид- это один из величайших драматургов. Написал более 90 произведений. У Эврипида критичное отношение к мифологии. Богов он изображает с отрицательной стороны, признает лишь божественную сущность, которая управляет миром.

Эврипид поставил и разрешил ряд актуальных вопросов своего времени:

о долге и личном счастье;

роли государства и законов, он протестует против захватнических войн, критикует религиозные традиции, проповедует идеи гуманного отношения к людям.

древнегреческая комедия

Комедия получила свое признание гораздо позже трагедии. Переводилась комедия с греческого языка как "ватага гуляк" или "песня козла".

Первые комедийные постановки возникли на Дионисиях (праздниках). Объект комедий не мифологическое прошлое, а живая современность, в комедиях авторы и актеры пытались разрешить актуальные вопросы политической и культурной жизни.

Отличительная черта древней комедии - полная свобода личной издевки над отдельными гражданами, даже с называнием их имен.

Выдающимся греческим автором комедии был Аристофан, его произведения - ценнейший источник, отображающий культурную и политическую жизнь того времени. Аристофан был сторонником жесткого политического порядка. До нас дошил такие его произведения как: "Всадники", "Осы", "Птицы", "Облака", "Богатство", "Лягушки".

Драматургия

494 год до н.э. - На сцене Афинского театра поставлена трагедия Фриниха "Взятие Милета".

По инициативе Фемистокла на сцене Афинского театра была поставлена трагедия Фриниха "Взятие Милета". Страшные сцены гибели прекрасного города, страдания жителей, оплакивающих своих близких, сцены насилия и порабощения потрясли зрителей, убедили их, что угроза нападения со стороны Персии вполне реальна.Благодаря этой постановке Фемистокл завоевал доверие многих своих сограждан, и вскоре он был избран в архонты.

480 год до н.э. - Первое состязание авторов комедий.

Впервые в театральные игры введены состязания авторов комедий. Позже время от времени государство пыталось ограничить свободу творчества комедийных поэтов, но афинский народ, особенно афинские земледельцы, отстаивали свой любимый театр. Яркие декорации, полосатые костюмы актеров, карикатурные маски, фантастические наряды хора - все это представляло полную противоположность торжественной и строгой комедии с ее пафосом, с трагическими коллизиями героев.

Сюжеты комедий берутся, как правило, из современной поэту действительности. Часто на сцену выводятся политические деятели Афин. Политическая карикатура является основным методом борьбы поэта с его политическими врагами.

Структура комедии обычно не сложна: она начинается с пролога, вводящего зрителя в основной курс событий, затем - вступление на сцену хора и актеров (парод), далее состязание комических героев друг с другом в бурном споре, изобилующем выпадами и комическими эффектами. После этого действие прерывается интермедией (парабаза),когда на сцене остается лишь хор, исполняющий песни. Вторая часть состоит из целого ряда отдельных коротких сцен, заканчивающихся уходом со сцены актеров и хора обычно с песнями и танцем.

420-400 года до н.э. - Появление сцены в театре.

В течении всего классического периода актеры играли на орхестре, то есть там же, где помещался хор. Лишь в 420-400 годах в театре часть орхестры занимается сценой для игры актеров (проскений), то есть игра актеров отделяется от места игры хора. Возникает первая сцена. Тем самым уменьшается орхестра, перестроенная в начале 5-ого века, и поскольку сцена занимает часть орхестры, орхестра теперь представляет собой полукруг, примыкающий к проскению. В 4 веке была закончена перестройка театра, причем вокруг орхестры были возведены ряды каменных скамей, выстроенных на склонах Акрополя. Тем самым на много увеличилось количество мест для зрителей.

320-300 года до н.э. - Развитие музыкальной теории Аристоксеном.

Основа музыкальной теории и музыкальной акустики была заложена в Греции еще Пифагором. По преданию, Пифагор установил соотношение между высотой звука и длиной струны: чем длиннее струна, тем звук ниже. В отличие от Пифагора ученик Аристотеля Аристоксен стал придавать основное значение не математическим изысканиям, а реально слышимым соотношениям между звуками. Противоположность этих двух направлений долго сохранялась. К этому же времени сформировалась и нотация, то есть обозначение звуков условными знаками. Для этой цели пользовались буквами. Нотация вокальной и инструментальной музыки была различной. К сожалению, до нас дошло очень небольшое количество памятников греческой музыки.

Скульптура

Создание обобщенного человеческого облика, возведенного к прекрасной норме- единству его телесной и духовной красоты, - почти единственная тема искусства и главное качество греческой культуры в целом. Это обеспечило греческой культуре редчайшую художественную силу и ключевое значение для мировой культуры в будущем.

Трудно переоценить влияние античной скульптуры на скульпторов последующих эпох.

Архаика

Греческое искусство развивалось под влиянием трех очень различных культурных потоков:

эгейского, по видимому еще сохранявшему жизненную силу в Малой Азии и чье легкое дыхание отвечало душевным потребностям древнего эллина во все периоды его развития;

дорийского, завоевательного (порожденного волной северного дорийского нашествия), склонного ввести строгие коррективы в традиции стиля, возникшего на Крите, умерить вольную фантазию и безудержный динамизм критского декоративного узора (уже сильно упрощенного в Микенах) простейшей геометрической схематизацией, упрямой, жесткой и властной;

восточного, донесшего юную Элладу, как уже перед этим на Крит, образцы художественного творчества Египта и Месопотамии, законченную конкретность пластических и живописных форм, свое замечательное изобразительное мастерство.

Художественное творчество Эллады впервые в истории мира утвердило реализм как абсолютную норму искусства. Но не реализм в точном копировании природы, а в завершении того, что не смогла свершить природа. Итак, следуя предначертаниям природы, искусству надлежало стремиться к тому совершенству, на которое она лишь намекнула, но которого сама не достигла.

В конце VII-начале VI в. до н. э. В греческом искусстве происходит знаменитый сдвиг. В вазовой росписи человеку начинают уделять основное внимание, и его образ приобретает все более реальные черты. Бессюжетный орнамент теряет свое былое значение. Одновременно- и это событие огромного значения- появляется монументальна скульптура, главная тема которой- опять-таки человек.

Цель искусства- создание красоты, которая равнозначна добру, равнозначна духовному и физическому совершенству человека. Первые из дошедших до нас греческих скульптур еще явно отражают влияние Египта. Фронтальность и вначале робкое преодоление скованности движений- выставленной вперед левой ногой или рукой, приложенной к груди. Эти каменные изваяния, чаще всего из мрамора, которым так богата Эллада, обладают неизъяснимой прелестью. В них сквозит юное дыхание, вдохновленный порыв художника, трогательная его вера, что упорным и кропотливым усилием, постоянным совершенствованием своего мастерства можно полностью овладеть материалом, предоставляемым ему природой.

На мраморном колоссе (начала VI в. до н. э.), в четыре раза превышающем человеческий рост, читаем горделивую надпись: «Меня всего, статую и постамент, извлекли из одного блока».

Кого же изображают античные статуи?

Это обнаженные юноши (куросы), атлеты, победители в состязаниях. Это коры- юные женщины в хитонах и плащах.

Знаменательная черта: еще на заре греческого искусства скульптурные изображения богов отличаются, да и то не всегда, от изображений человека только эмблемами. Так что в той же статуе юноши мы подчас склонны признать то просто атлета, то самого Феба-Аполлона, бога света и искусств.

Статуя Геры с острова Самос, исполненная, вероятно, в самом начале второй четверти VI в. до н. э. (Париж, Лувр). В этом мраморе нас пленяет величавость фигуры, изваянной снизу до пояса в виде круглого столба. Застывшая, спокойная величавость. Жизнь едва угадывается под строго параллельными складками хитона, под декоративно скомпонованными складками плаща.

Знаменитый «Мосхофор» что значит тельценосец (Афины, Национальный археологический музей). Это молодой эллин, приносящий тельца на алтарь божества. Руки, прижимающие к груди ноги животного, покоящегося у него на плечах, крестообразное сочетание этих рук и этих ног, кроткая морда обреченного на заклание тельца, задумчивый, исполненный непередаваемой словами значительности взгляд жертвователя- все это создает очень гармоническое, внутренне неразрывное целое, восхищающее нас своей законченной стройностью, в мраморе прозвучавшей музыкальностью.

Упорное совершенствование в реализме – вот, что, пожалуй, наиболее характерно для развития всего греческого искусства той поры. Его глубокое духовное единство преодолевало стилистические особенности, свойственные различным областям Греции.

Белизна мрамора кажется нам неотделимой от самого идеала красоты, воплощенного греческой каменной скульптурой. Тепло человеческого тела светится нам сквозь эту белизну, чудесно выявляющую всю мягкость моделировки и, по укоренившемуся в нас представлению, идеально гармонирующую с благородной внутренней сдержанностью, классической ясностью образа человеческой красоты, созданного ваятелем.

Архитектурные детали и скульптурные украшения храмов были ярко раскрашены, что придавало всему зданию нарядно-праздничный вид. Богатая раскраска усиливала реализм и выразительность изображений- хотя, как мы знаем, цвета подбирались не в точном соответствии с действительностью, - манила и веселила взор, делала образ еще более ясным, понятным и близким. И вот эту окраску утратила полностью чуть ли не вся дошедшая до нас античная скульптура.

Греческое искусство конца VI и начала V в. до н. э. остается, по существу, архаическим. Даже величественный дорический храм Посейдона в Пестуме, со своей хорошо сохранившейся колоннадой, построенный из известняка уже во второй четверти V в., не являет полного раскрепощения архитектурных форм. Массивность и приземистость, характерные для архаической архитектуры, определяют его общий облик.

То же относится и к скульптуре храма Афины на острове Эгина, построенного после 490 г. до н. э. Знаменитые его фронтоны были украшены мраморными изваяниями, часть которых дошла до нас (Мюнхен, Глиптотека).

Мы знаем, например, что Пифагор Регийский (480—450 гг. до н. э.) был знаменитейшим скульптором. Раскрепощенностью своих фигур, включающих как бы два движения (исходное и то, в котором часть фигуры окажется через мгновение), он мощно содействовал развитию реалистического искусства ваяния.

Современники восхищались его находками, жизненностью и правдивостью его образов. Но, конечно, немногие дошедшие до нас римские копии с его работ (как, например, «Мальчик, вынимающий занозу». Рим, Палаццо консерваторов) недостаточны для полной оценки творчества этого смелого новатора.

Ныне всемирно известный «Возничий» — редкий образец бронзовой скульптуры, случайно уцелевший фрагмент групповой композиции, исполненной около 450 г. до н.э. Стройный юноша, подобный колонне, принявшей человеческий облик (строго вертикальные складки его одеяния еще усиливают это сходство). Прямолинейность фигуры несколько архаична, но общее ее покойное благородство уже выражает классический идеал. Это победитель в состязании. Он уверенно ведет колесницу, и такова сила искусства, что мы угадываем восторженные клики толпы, которые веселят его душу. Но, исполненный отваги и мужества, он сдержан в своем торжестве — прекрасные его черты невозмутимы. Скромный, хотя и сознающий свою победу юноша, озаренный славой. Этот образ — один из самых пленительных в мировом искусстве. Но мы даже не знаем имени его создателя.

Классический идеал победно утверждается в скульптуре. Бронза становится излюбленным материалом ваятеля, ибо металл покорнее камня и в нем легче придавать фигуре любое положение, даже самое смелое, мгновенное, подчас даже «выдуманное». И это отнюдь не нарушает реализма. Ведь, как мы знаем, принцип греческого классического искусства — это воспроизведение природы, творчески исправленное и дополненное художником, выявляющим в ней несколько более того, что видит глаз. Великий скульптор Мирон, работавший в середине V в. до н.э. в Афинах, создал статую, оказавшую огромное влияние на развитие изобразительного искусства. Это его бронзовый «Дискобол», известный нам по нескольким мраморным римским копиям, настолько поврежденным, что лишь их совокупность позволила как-то воссоздать утраченный образ.

Дискобол (иначе, метатель диска) запечатлен в то мгновение, когда, откинув назад руку с тяжелым диском, он уже готов метнуть его вдаль. Это кульминационный момент, он зримо предвещает следующий, когда диск взметнется в воздухе, а фигура атлета выпрямится в рывке: мгновенный промежуток между двумя мощными движениями, как бы связывающий настоящее с прошедшим и будущим. Мускулы дискобола предельно напряжены, тело изогнуто, а между тем юное лицо его совершенно спокойно.

Искусство другого великого ваятеля — Поликлета — устанавливает равновесие человеческой фигуры в покое или медленном шаге с упором на одну ногу и соответственно приподнятой рукой. Образцом такой фигуры служит его знаменитый

«Дорифор» — юноша-копьеносец (мраморная римская копия с бронзового оригинала. Неаполь, Национальный музей). В этом образе - гармоническое сочетание идеальной физической красоты и одухотворенности: юный атлет, тоже, конечно, олицетворяющий прекрасного и доблестного гражданина, кажется нам углубленным в свои мысли - и вся фигура его исполнена чисто эллинского классического благородства.

Это не только статуя, а канон в точном смысле слова.

Поликлет задался целью точно определить пропорции человеческой фигуры, согласные с его представлением об идеальной красоте. Вот некоторые результаты его вычислений: голова- 1 /7 всего роста, лицо и кисть руки - 1/10, ступня - 1/6.Однако уже современникам его фигуры казались «квадратными», слишком массивными. То же впечатление, несмотря на всю свою красоту, производит и на нас его «Дорифор».

Свои мысли и выводы Поликлет изложил в теоретическом трактате (до нас не дошедшем), которому он дал название «Канон»; так же называли в древности и самого «Дорифора», изваянного в точном соответствии с трактатом.

Поликлет создал сравнительно мало скульптур, весь поглощенный своими теоретическими трудами. А пока он изучал «правила», определяющие красоту человека, младший его современник, Гиппократ, величайший медик античности, посвящал всю жизнь изучению физической природы человека.

Полностью выявить все возможности человека — такова была цель искусства, поэзии, философии и науки этой великой эпохи. Никогда еще в истории человеческого рода так глубоко не входило в душу сознание, что человек- венец природы. Мы уже знаем, что современник Поликлета и Гиппократа, великий Софокл, торжественно провозгласил эту истину в своей трагедии «Антигона».

Человек венчает природу — вот что утверждают памятники греческого искусства эпохи расцвета, изображая человека во всей его доблести и красоте. Греки считали, что неподвижны только мертвецы. Богов и атлетов греческие художники изображали в движении. Греки любили танцы, музыку, спорт. Гимнастике в греческих школах уделялось большое внимание. Спорт и постоянная тренировка воспринимались греками как обязательное условие для создания гармонически развитого, прекрасного человека.

Величайшим Афинским скульптором был Фидий. Он изготовлял главным образом народные статуи, особой славой пользовались две скульптуры: статуя Афины для Акрополя и статуя Зевса для храма Олимпии.

Афина Промахос стояла на площади Акрополя. Это была девятиметровая бронзовая фигура с копьями в руке. Лицо богини повернуто на север, откуда пришли персы.

Фигура Афины помещалось внутри Парфенона. Богиня стояла на мраморном постаменте в полном вооружении, держа на протянутой вперед руке крылатую богиню победы – Нику. У ног ее помещался большой золотой щит сделанный из бронзы, на котором была изображена битва героев с амазонками. Фидий изготовил эту статую очень сложным способом: лицо и руки богини он сделал из слоновой кости, а одежда, щит и змея, неразлучная спутница Афины, - из золота. На голове у Афины золотой шлем с изображением крылатых коней и сфинксов. Подлые люди обвинили старого мастера в утайке золота, пошедшего на статую богини, но Фидий, предвидя такое обвинение, сделал золотую одежду так, что ее можно было снять и взвесить.

Статуя Олимпийского Зевса также была изготовлена из золота и слоновой кости. Отец богов и людей представлен на троне с крылатой Никой в руке. Эта скульптура считалась одним из семи чудес света.

В правой руке он держит победу тоже сделанную из золота и слоновой кости, в левой руке бога скипетр, на скипетре – орел. Также из золота у бога его обувь и его плащ, на плаще животные и цветы лилии.

Трон украшен золотом, драгоценными камнями, черным деревом и слоновой костью. Пол перед статуей выстлан черным мрамором.

Геродот – отец Истории

Его монументальный труд, посвященный истории Греко-персидских войн и описанию стран и народов, воевавших с персами, - первое полностью дошедшее до нас историческое сочинение древности и одновременно первый в истории античной литературы памятник художественной прозы. Первоначально он носил название «История» (др.-греч. исследование, изыскание); в 3 веке до н. э. александрийские ученые разделили его на 9 книг, дав каждой из них имя одной из девяти муз - 1-я книга получила имя музы истории Клио.

Традиция приписывает Геродоту длительные путешествия по странам Востока: он посетил Финикию, Сирию, Египет, Вавилон, Македонию, греческую колонию Ольвию в Северном Причерноморье, побывал в Дельфах. Он описывает как очевидец особенности более сурового, чем в Греции, климата Скифии, ему известны планировка Вавилона и то, каким способом возведены его стены; Геродот приводит данные о расстояниях между египетскими городами в долине Нила и подробно рассказывает о поразивших его обычаях египтян.

С середины 40-х годов 5 века до н. э. судьба Геродота оказывается тесно связанной с Афинами и кругом Перикла. Известно, что в Афинах Геродот выступал с публичными чтениями отдельных книг «Истории» и был удостоен за это награды от афинян (Евсевий, 4 век). Скрытую полемику с Геродотом можно найти у его младшего современника Фукидида, подчеркивающего, что его собственный труд чужд басен, не столь приятен для слуха и создан не для того, чтобы звучать в скоротечном состязании (Фукидид, «История», I, 22).

В 444-443 Геродот вместе с философом Протагором Абдерским и архитектором Гипподамом Милетским принял участие в основании общегреческой колонии Фурии на юге Италии (отсюда его прозвание Фуриец). «История» обрывается описанием осады Сеста (478) и производит впечатление незавершенной; на основании ее текстологического анализа принято считать, что Геродот умер между 430 и 424.

Изложение событий Греко-персидских войн объединяет у Геродота отдельные географические и этнографические очерки, т. н. логосы. Геродот начинает повествование рассказом о судьбе Лидийского царства и переходит к истории Мидии до воцарения Кира, в связи с походами Кира описывает Вавилон и обычаи его жителей, а также племя масагетов, живших за рекой Аракс (кн. 1). История завоевания Египта Камбисом дает ему повод рассказать об этой стране: так складывается знаменитый египетский логос (кн. 2, Евтерпа); история неудачного похода Дария на скифов перерастает в описание образа жизни и традиций племен, населявших причерноморские степи (кн. 6, Мельпомена).

Подобные описания отдельных местностей и народов сближают «Историю» с трудами ионийских ученых-логографов и, в частности, с сочинениями Гекатея Милетского, на которого Геродот неоднократно ссылается. Однако, в отличие от логографов, в канву исторического повествования Геродот включает эпизоды-новеллы, близкие бытовавшим среди восточных народов устным преданиям и повествующие о драматических поворотах в событиях истории и судьбах людей: рассказы о Гигесе и царе Кандавле (кн. 1, 8-13), о Солоне и Крезе (кн. 1, 29-56), о Кире и Астиаге (кн. 1, 108-129), о перстне Поликрата (кн. 3, 40-43) и др. Вера во всемогущество рока, широта исторической и пространственной перспективы, неспешность повествования придают «Истории» эпический характер: в трактате «О возвышенном» (Псевдо-Лонгин, 1 век) Геродот был назван «великим подражателем Гомера».

Произведение Геродота пронизывает тема непостоянства судьбы и зависти божества к счастью людей. Подобно Эсхилу в трагедии «Персы», Геродот осуждает персидских царей за чрезмерную дерзость и стремление нарушить мировой порядок, повелевавший персам жить в Азии, а эллинам в Европе. Ионийское восстание 500 до н. э., вовлекшее государства Греции в длительную и кровопролитную войну, Геродот считает проявлением неосмотрительности и гордыни. При описании Греко-персидских войн Геродот использует воспоминания очевидцев, материалы надписей, записи оракулов; он посещает места сражений, чтобы точнее реконструировать ход битв. Неоднократно он отмечает заслуги рода Алкмеонидов, к которому принадлежал Перикл.

Сохранившиеся многочисленные греческие рукописи 10-15 веков отражают непрерывную рукописную традицию, восходящую к античным изданиям текста. В эпоху Возрождения Лоренцо Валла перевел «Историю» на латинский язык (Венеция, 1479).

Философия

У философии – свой, особый подход к предмету, отличающий философское мышление как житейски - практического, так и от естественно - научного, подобно тому, как математика ставит вопрос, что такое единица, и даёт довольно таки сложное определение этому, казалось бы простейшему понятию,- так и философ с глубокой древности задаётся вопросом: что такое бытие? Что значит быть?

Эта специфика философии проливает известный свет и на вопрос о том, почему и когда философия возникает. В самом деле, размышлять над тем, что в повседневном обиходе кажется само собой понятное, значит усомнится в правомерности и достаточности повседневного подхода к вещам. А это в свою очередь означает сомнение в общепринятом в традиционном типе знания и поведения.

Самые первые древне греческие философы выступали, как критики традиционной греческой мифологии, прежде всего Гомера, обвиняя мифологию в логической непоследовательности и безнравственности.

Но было бы опрометчивым на этом основание заключить, что философ, выступает как критик, полностью порывает с культурной традицией с нравами и обычаями той специальной общности, к которой сам принадлежит и создаёт учение как бы из «ничего» на новом, «голом» месте.

Спецификой древне греческой философии, особенно в начальный период её развития, является стремление понять сущность природы, космоса, мира в целом. Первые древне греческие философы- Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, несколько позднее – пифагорейцы, Гераклит, Эмпедокл и другие размышляют о происхождении мира, его строении пытаются достигнуть его начало и причины. Не случайно называли «физиками», от греческого слова «фюсис»- природа. Направление интереса ранних древне греческих мыслителей определялась в первую очередь характером древне греческой мифологии, традиционных языческих верований и культур. А греческая мифология была религией природы и одним из важнейших вопросов в ней был вопрос о происхождении мира.

Сущное различие межу мифологией и философией состояло, однако, в том, что миф повествовал, кто родил всё сущее, а философ спрашивал- из чего оно произошло. Гомер рассказывает о рождении богов от Океана и Тефиды, в других вариантах мифа у истоков всего сущего стоят Царица Ночь, Мать Земля, подземная река Стикс. Нет надобности детально входить в содержание теогонических мифов, что бы видеть, что вопрос о возникновении мира – традиционный для древне греческого сознания. Традиционно и его решение, первое начало мыслится, как Хаос (Бездна), Мрак, Ночь, первобытный океан и т. д.

Поэтому не удивительно, что и ранние греческие философы, из которого всё произошло: у Фалеса это – вода, у Анаксимена – воздух, у Гераклита – огонь, у Анаксимандра – «беспредельное», которое, судя по всему, мыслилось и как «стихия», и как некоторое первовещество.

Как видим, философское мышление по возможности ищет рациональное объяснение происхождения мира и его сущности, отказываясь от характерных для мифов персонификаций, а тем самым от образа «порождения». На место «порождения» становиться «причина», которая постепенно, ко времени Аристотеля, расщепляется на четыре разных вида причин. Аристотель расщепляет, вводит четыре причины любой вещи:

кто родил ? – действующая причина (отец);

зачем родил ? – целевая причина;

из чего родил ? – материальная причина;

по образу ? – формальная причина.

однако рационализация вступает в свои права постепенно: первоначально природа понимается как начало живое и творящее; само греческое слово «фюсис» происходит от глагола рождать, взращивать.

Уже у первых «физиков» философия мыслится как наука о причинах и началах всего сущего. И хотя в качестве начала каждый из них объясняет устройство космоса, человека, познания - это требование в основном сохраняется у большинства греческих мыслителей.

В этом подходе сказалось специфика древне греческой философии, её центральный мотив – выяснить что действительно есть, т.е. прибывает неизменным во всех своих изменчивых формах, а что только кажется существующим.

Размышление о мире и его развитии, об источнике и конечной цели нашего собственного существования так же старо, как само человеческое мышление, и встречается везде, где выступает это последнее. Такое размышление проявляется уже у первобытного касаясь только ближайших житейских интересов человека, с ростом культуры и расширением сношений между людьми захватывают всё большие и большие круги и, наконец, во время ещё предшествовавшее возникновению наука возвышаются до идеи общей связи вещей и единства управления внешним миром и человеческой судьбой. Пробуждению таких воззрений способствовали, действуя сообща, в нераздельном единстве интеллектуальные и этические потребности любознательность и стремление к более счастливой жизни, рассудок и фантазия. Результатом всех этих духовных стремлений и сил является миф. Фантастически, в чувствительной и созерцательной форме он отражает житейский опыт человека, его размышление о связи вещей. Из первоначальных образов созданных под влиянием мгновенных страхов, желаний и внешних событий, мифологические боги постепенно превращаются в антропоморфические прототипы наших собственных как добрых, так и злых действий. С ростом нравственного сознания они становятся мстительными за провинности, позднее также воздоятелями за добро, и одновременно с этим движущими силами природы, охранителями естественного мирового порядка.

Философские школы Древней Греции

Милетская школа

Первая в греческой философии была школа, основанная в городе Милеет Фалесом (ок. 625 – ок. 547 гг. до н. э.) его учениками и продолжателями были Анаксимен (ок. 610 – ок. 540 гг. до н.э.).

Задумываясь об устройстве мироздания, милетские философы говорили следующее: нас окружают совершенно различные вещи причём многообразие их бесконечно. Ни одно из них не похожа на любую другую : растение – это не камень, животное – не растение, и т.д. Но ведь, не смотря на это разнообразие вещей, мы называем всё существующее окружающим миром, или мирозданием, или Вселенной, тем самым предолгая единство всего сущего. Несмотря на разницу между вещами мира, он является всё же единым и целым, значит, у мирового многообразия есть некая общая основа, одна и та же для всех различных предметов. За видимым разнообразием вещей кроется невидимое их единство, подобно тому, как в алфавите всего три десятка букв, которое порождают путём всяческих комбинаций миллионы слов. В музыке всего семь нот, но различные их сочетания создают необъемный мир звуковой гармонии. Наконец, нам известно, что существует сравнительно небольшой набор элементарных частиц, а различные их комбинации приводят к бесконечному разнообразию вещей и предметов. Это пример из современной жизни, и их можно было бы продолжать; то, что разное имеет одну и ту же основу, - очевидно. Милетские философы, верно, уловили данную закономерность мироздания и пытались найти эту основу или единство, к которому сводятся все мировые различия и которое разворачивается в бесконечное мировое многообразие. Они стремились вычислить основной принцип мира, всё упорядочивающий и объясняющий, и назвали его Архэ (первоначало). Фалес считал основой всего воду: Есть только она, а всё остальное – её порождение и модификации. Понятно, что его вода не совсем похожа на то, что мы сегодня разумеем под этим словом. У него она – некоторое мировое вещество, из которого всё рождается и образуется. Анаксимен первоначалом полагал воздух: все вещи происходят из него путём сгущения или разрежения. Самый разрежённый воздух – это огонь, более густой – атмосферный, ещё гуще – вода, далее – земля и, наконец, камни. Анаксимандр решил неназывать первооснову мира именем какой- либо стихии (воды, воздуха, огня или земли) и считал единственным свойством мирового вещества, всё образующего, его бесконечность, всеобъёмность и несводимость к какой- либо конкретной стихии, а потом – неопределённость. Оно стоит по ту сторону, всех стихий, все их в себя включает и называется Алейроном (Беспредельным).

Милетским философам, полагавшим первоначалом нечто вещественное или материальное, противостоит живший в VIв. До н. э. Пифагор Самосский (с острова Самос), который, как и мелетцы, говорили, что нас окружают совершенно различные предметы, но должна быть у этого многообразия единая мировая основа. В чём же она? Все вещи можно посчитать. Понятно, что птица – это не рыба, дерево – не камень и так далее. Но мы всегда можем сказать: две птицы, десять рыб, двадцать деревьев. Числом можно всё выразить или описать. Число есть то, что всегда и неизменно присутствует в совершенно различных вещах, является их связующей нитью, единой объединяющей основой, поэтому его можно назвать первоначалом мира. Но число – нематериальная сущность, оно идеально, и в этом принципиальное отличие пифагорейского воззрения от милетского. Из всех чисел главным является единица, так как любое другое число есть всего лишь та или иная комбинация единиц.

Элейская школа

Следующей школой в греческой философии была элейская, основанная в городе Элея (греческая колония в Южной Италии) странствующим философом Ксенофаном Колофонским, который прославлялся своей критикой народной греческой религии и мифологии. Во- первых, говорит Ксенофан, греки считают, что богов много; во- вторых, что они подобны по своему устройству людям: у них те же руки, ноги, тело и голова; в- третьих, олимпийские боги и в поведении своем мало чем отличаются от людей: они так же радуются и печалятся, любят и ненавидят, обманывают и враждуют. Всё их отличие от людей только в том, что они бессмертны и могущественны. А в остальном это также же люди. Разве возможно спрашивать ксенофона, чтобы богов было много, чтобы были они в человеческом облике и вели себя как люди? Ведь такие боги вовсе не являются богами, и остается только предположить, что их выдумали люди и наделили, естественно, своими собственными чертами. «Если бы коровы и лошади, - говорил Ксенофан,- придумывали себе богов, то их боги были бы коровами и лошадьми». Это высказывание кажется атеистическим, но его автор далёк от атеизма. Он выступает не против религии вообще, но только против конкретной её формы. Олимпийским антропоморфным богам он противопоставил своё понимание божества. Бог – это высшее непостижимое начало, и поэтому, во- первых, он один; во- вторых, он бесформен, потому что приписать ему какую- либо известную нам форму (человека, животного, растения, природной стихии) невозможно; в- третьих, он не ведом нам и не выразим, т. е. Мы совершенно не можем сказать, что он делает и как себя ведёт. Такое божество Ксенофан называет термином Единое и говорит, что весь мир из него происходит и в него обращается. Единое – это и есть вся мироздание. Воззрение Ксенофана пантеистическое: мир и божество – это одно и то же начало – вечное, безграничное и постоянное.

Далее, если что- то сейчас есть, то возможно ли, что его не будет в будущем? Если возможно, тогда получается, что нечто, которое есть сейчас и которое не будет в будущем, обратиться в ничто. Но нечто не может обратиться в ничто. Т. е. Если что- то сейчас есть, это обязательно означает, что оно будет и в дальнейшем. Правда, оно может перейти в иную форму существования, но не может исчезнуть вообще. Итак, получается, что если что- то сейчас есть, то это непременно означает что, что оно и было, и будет, т. е. Что оно ниоткуда не взялось и не может в ничто превратиться, т. е. существует вечно. Из самого понятия Бытия, как видим, следует его вечность. То, что существует, обязательно вечно. Если же чего- то нет сейчас, то это значит, что его не было и не будет, ибо в противном случае пришлось бы предположить, что нечто обращается в ничто, из которого потом опять возникает нечто. Вечность, как мы уже отметили, вытекает из самого понятия Бытия и является его первым наиболее существенным признаком.

Итак, в результате чисто логического, умственного рассмотрения Бытия у нас получилось, что оно обязательно вечно, невидимо, неподвижно и неизменно. Такую картину Бытия нарисовал нам разум. Наше чувства же (зрения, осязание и др.) рисуют нам совершенно другую его картину: мы видим, что всё не вечно, делимо, движется и меняется. Какая же из картин правдива: та, которая нам рисуют грубые и несовершенные чувства, или же та, которую нам рисует разум, имеющийся только у человека? Ответ эленистов таков: «Мыслимое существует, а не мыслимое не существует».

Эфесская школа

Элейским философам противостоит мыслители Эфеской школы, ключевой формулой учения которого были знаменитые слова: «Нельзя дважды войти в одну и туже реку». Это высказывание говорит о том, что всё в мире вечно движется и меняется, ничто не пребывает в неизменном состоянии, а если мы что- либо и видим неизменным, то только потому, что не замечаем произошедших изменений. Так, например, нельзя дважды войти в одну и туже комнату. Почему? Вроде бы, сколько ни заходи в неё – всегда одни и те же стены и окна, пол и потолок, столы и стулья. Но это только на первый взгляд. Когда мы заходим в комнату второй раз, там уже совсем другая комбинация молекул воздуха, уже произошли невидимые микро процессы в веществе, из которого сделаны стены и потолок. Значит, это всё уже не абсолютно та же самая комната, какая была совсем недавно. Точно также меняется и всё остальное.

Ничто не стабильно, всё движется и меняется и никогда ни на чём не останавливается. Мир, в котором нет ничего устойчивого и постоянного, является беспорядочным и хаотичным. Но только таким он и может быть. Хаос мира – это главный его принцип. Говоря иначе, высший закон всего заключается в том, чтобы оно было хаотичным. Но закон – это нечто стабильное и упорядоченное. Получается парадокс: высшая упорядоченность мира заключается во всеобщей беспорядоченности или хаотичности.

Итак, эфеские философы сформулировали противоположное понимание мира: мир постоянно должен двигаться и меняться.

Размышление о мире и его развитии, об его источнике и конечной цели нашего собственного существования также старо, как само человеческое мышление, и встречаются везде, где выступает это последнее. Такое размышление проявляется уже у первобытного человека в форме тех разнообразных воззрений, которое, первоначально касаясь только ближайших житейских интересов человека, с ростом культуры и расширением сношений между людьми захватывают всё большие и большие круги и, наконец, во время, ещё предшествовавшее возникновению науки, возвышаются до идеи общей связи вещей и единства управления внешним миром и человеческой судьбой. Пробуждению таких воззрений способствовали, действуя сообща, в нераздельном единстве интеллектуальные и этические потребности, любознательность и стремление к более счастливой жизни, рассудок и фантазия. Результатом всех этих духовных стремлений и созерцательной форме он отражает житейский опыт человека, его аффекты и стремления, а также его размышления о связи вещей. Из первоначальных образов, созданных под влиянием мгновенных страхов, желаний и внешних событий, мифологические боги постепенно превращаются в антропоморфические прототипы наших собственных как добрых, так и злых действий. С ростом нравственного сознания они становятся мстительными за провинности, позднее также воздоятельными за добро, и одновременно с этим движущими силами природы, охранительными естественного мирового порядка. Наука же вступает в историю с того момента, когда вместо этой фантастической формы мифологического миросозерцания делается попытка понимания его.

Уже в начале греческой духовной жизни указанный нами процесс отделения философии от мифов совершился совершенно иначе, чем у родственных индийских народностей. Освобождение религиозного и научного мышления одновременно и в непосредственной связи совершается здесь не путем мирового внутреннего развития, но в форме борьбы, которую зарождающаяся наука начинает вести против религиозных представлений, вращающихся ещё в сфере мифов. Поэтому стремление греческой философии с самых ранних времён направляется не просто на удовлетворение познавательной потребности, но так же на замену религиозных, в этическом отношение частью стоящих на низкой ступени, представлений народной веры более чистыми, научно обоснованными представлениями. Люди, предпринявшие эту борьбу, не принадлежали к жреческому сословию, они – чистые лица, располагающим широким кругом опыта и свободные от предрассудков при размышлении о мире и жизни. Благодаря этому западная наука с самого начала приобрела отличительный характер свободного размышления о проблемах, руководимого только познавательной потребностью и не ограниченного никакими внешними отношениями.

В греческой философии можно наметить три характерных периода развития, которые по своим отличительным признакам соответствуют, с одной стороны, ступенями естественного развития человеческого стремления к познанию, а, с другой стороны находятся в тесной связи с состояниями греческой духовной культуры, являющихся в некоторых отношениях даже прообразом всякого развития, так как они представляют его общезначимые условия.

 


 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика