Мифология

Мифы, легенды, притчи и сказания

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Средневековая западноевропейская культура

 

Периоды средневековья

Влияние Римо-католической Церкви на формирование и развитие западноевропейских государств

Положение римско-католической церкви с момента падения Рима отличалось от положения греко-католического христианства. Так, уже в V в. Византийские императоры добились существенного подчинения церкви своей власти, включения ее в политическую систему. Несмотря на то, что высшим органом греко-кафолической церкви являлись соборы, решение об их созыве принимал византийский император. На Западе Европы положение церкви было иным. Она не только не подчинялась верховной политической власти, но и сохранила практически полную самостоятельность в решении внутренних и целого ряда политических вопросов, начиная с IV в., с момента оформления института папства. Впрочем, история папства знала и период резкого ослабления (X — сер. XI вв.), когда в условиях обострившейся междоусобицы папский престол был временно подчинен светской власти германских императоров. Но уже с середины XI в. могущество и независимость пастырей римско-католической церкви были восстановлены. А в последующий период Классического Средневековья (XII—XIII вв.) влияние католической церкви и папства на все сферы общественной жизни еще более возросло. Достаточно упомянуть о самом могущественном главе католической церкви папе Иннокентии Ш 1198—1216). Если его предшественнику Григорию VII (1073—1085) пришлось бороться за разграничение власти духовной от светской, то спустя сто лет Иннокентию III уже удалось не только получить практическую независимость от светской власти, но и заставить отдельных монархов признать вассальную зависимость от Ватикана. Преемник Григория VII имел уже полное основание сравнивать власть духовную и светскую с солнцем и луной: подобно тому как луна получает свой свет от солнца, так и королевская власть получала при Иннокентии III свой блеск и величие от власти папской. Соответственно активизировалось вмешательство церкви в международные дела, расширилась миссионерская деятельность, возросло ее экономическое могущество.

Средневековье - время многообразных и государственно-правовых процессов, совершавшихся в различных частях мира. В историческом масштабе ведущей тенденцией развития этой эпохи стало утверждение феодализма. В Западной Европе этот процесс в основном прошел четыре главных этапа: раннефеодальная монархия, ленно вассальная монархия (феодальная раздробленность), сословно-представительная монархия, абсолютная монархия. Естественно, не все страны проделали этот путь одновременно и в полном объеме. Это во многом определялось особенностями их национальной истории. В странах Западной Европы стала развиваться правовая система. Важной чертой этого процесса периода феодальной раздробленности было отсутствие единого права для всей страны, что, однако, не устраняло тождественности его основ не только в национальных, но и общеевропейских масштабах , что объясняется принципиальным единством социально-экономических процессов, развившихся в географически определенных странах. Обособленно развивалось феодальное право Англии. Вскоре обозначились первоначальные очертания деления западноевропейского права на англосаксонскую ветвь права и континентальную , своеобразной подсистемой которой стало римское право. Диалектика многообразия и единства составляет важную сторону истории права средневековья. Так, римско-католическая церковь играла большую роль в Западной Европе, так как была в то время мощной экономической, политической, культурной организацией и носительницей идеологии средневековья в виде христианской религии, приспособленной к феодальным отношениям. Догмы церкви стали политическими аксиомами, а библейские тексты имели силу закона. «Церковь являлась наивысшим обобщением и санкцией царствующего феодального строя». Исключительное положение римская церковь завоевала в XI в. До этого времени духовенство и римский папа были в зависимости от монархов и сеньоров. К концу XI в. положение церкви резко изменилось. В руках церкви сосредоточились огромные земельные богатства, доходы с которых постоянно пополнялись огромными изыманиями в виде десятины иных церковных сборов. Церковные богатства не дробились, их нельзя было продать или передать иным способом, они пополнялись за счет приношений, пожалований, дарений и завещаний. Церковь обогащалась на ростовщических операциях. Богатые и влиятельные монастыри были ремесленными, торговыми и культурными центрами единственными среди всеобщего разрушения римской культуры, учиненного варварами. Церковь монополизировала в своих руках идеологию и образованию. Наконец, церковь являла собой образец организации среди всеобщей разобщенности, причем не только внутри каждой страны, но и в целой Европе. Все это намного подымало и укрепляло ее положение. Одним из наиболее деятельных борцов за преобладание церкви под светской властью был папа Григорий VII, Гильдейранд (1073-1085).

Раннее Средневековье — время, когда в Европе происходили бурные и очень важные процессы. Прежде всего, это — вторжения так называемых варваров (от латинского barba — борода), которые уже со II века нашей эры постоянно нападали на Римскую империю и селились на землях ее провинций. Эти вторжения закончилось падением Рима.

Новые западноевропейцы при этом, как правило, принимали христианство, которое в Риме к концу его существования было государственной религией. Христианство в различных его формах постепенно вытесняло языческие верования на всей территории Римской империи, и этот процесс после падения империи отнюдь не прекратился. Это второй важнейший исторический процесс, определявший лицо раннего Средневековья в Западной Европе.

Третьим существенным процессом было формирование на территории бывшей Римской империи новых государственных образований, создававшихся теми же «варварами». Многочисленные франкские, германские, готские и прочие племена были на деле не такими уж дикими. Большинство из них уже имели зачатки государственности, владели ремеслами, включая земледелие и металлургию, были организованы на принципах военной демократии. Племенные вожди стали провозглашать себя королями, герцогами и т. д., постоянно воюя друг с другом и подчиняя себе более слабых соседей. На Рождество 800 года король франков Карл Великий был коронован в Риме католическим и как император всего европейского запада. Позднее (900 год) Святая Римская империя распалась на бесчисленное множество герцогств, графств, маркграфств, епископств, аббатств и прочих уделов. Их властители вели себя как вполне суверенные хозяева, не считая нужным подчиняться никаким императорам или королям. Однако процессы формирования государственных образований продолжались и в последующие периоды. Характерной особенностью жизни в раннее средневековье были постоянные грабежи и опустошения, которым подвергались жители Священной Римской империи. И эти грабежи и набеги существенно замедляли экономическое и культурное развитие.

В период классического, или высокого Средневековья Западная Европа начала преодолевать эти затруднения и возрождаться. С Х века сотрудничество по законам феодализма позволило создать более крупные государственные структуры и собирать достаточно сильные армии. Благодаря этому удалось остановить вторжения, существенно ограничить грабежи, а затем и перейти постепенно в наступление. В 1024 году крестоносцы отняли у византийцев Восточную Римскую империю, а в 1099 году захватили у мусульман Святую землю. Правда, в 1291 году и то и другое были опять потеряны. Однако из Испании мавры были изгнаны навсегда. В конце концов западные христиане завоевали господство над Средиземным морем и его . островами. Многочисленные миссионеры принесли христианство в королевства Скандинавии, Польши, Богемии, Венгрии, так что эти государства вошли в орбиту западной культуры.

Наступившая относительная стабильность обеспечила возможность быстрого подъема городов и общеевропейской экономики. Жизнь в Западной Европе сильно изменилась, общество быстро утрачивало черты варварства, в городах расцветала духовная жизнь. В целом европейское общество стало намного более богатым и цивилизованным, чем во времена античной Римской империи. Выдающуюся роль в этом играла христианская церковь, которая тоже развивалась, совершенствовала свое учение и организацию. На базе художественных традиций Древнего Рима и прежних варварских племен возникло романское, а затем блестящее готическое искусство, причем наряду с архитектурой и литературой развивались все другие его виды — театр, музыка, скульптура, живопись, литература. Именно в эту эпоху были созданы, например, такие шедевры литературы как «Песнь о Роланде» и «Роман о Розе». Особенно большое значение имело то, что в этот период западноевропейские ученые получили возможность читать сочинения античных греческих и эллинистических философов, прежде всего Аристотеля. На этой основе зародилась и выросла великая философская система Средневековья — схоластика.

Позднее Средневековье продолжило процессы формирования европейской культуры, начавшиеся в период классики. Однако ход их был далеко не гладким. В XIV — XV веках Западная Европа неоднократно переживала великий голод. Многочисленные эпидемии, особенно бубонной чумы («Черная смерть»), тоже принесли неисчерпаемые человеческие жертвы. Очень сильно замедлила развитие культуры Столетняя война. Однако, в конце концов города возрождались, налаживалось ремесло, сельское хозяйство и торговля. Люди, уцелевшие от мора и войны, получали возможность устраивать свою жизнь лучше, чем в предыдущие эпохи. Феодальная знать, аристократы, стали вместо замков строить для себя великолепные дворцы как в своих поместьях, так и в городах. Новые богачи из «низких» сословий подражали им в этом, создавая бытовой комфорт и соответствующий стиль жизни. Возникли условия для нового подъема духовной жизни, науки, философии, искусства, особенно в Северной Италии. Этот подъем с необходимостью вел к так называемому Возрождению или Ренессансу.

В период раннего средневековья (V – VII вв.) влияние церкви на мировоззрение бело особенно сильным. Позже оно стало ослабевать, общество получило доступ к академическому образованию, светской литературе, возникло философское свободомыслие. Официальная культура эволюционировала от идеи отрицания земных ценностей к их признанию. Народной культуры такая эволюция не коснулась, поскольку она не порывала с реальностью земной жизни. Мироощущение простого человека было связано, прежде всего, с непосредственной деятельностью, с телесностью. Средневековый человек подходил к миру со своей собственной мерой, и такой мерой было его тело. Он не относился к нему как к темнице души, поскольку мало отличал одно от другого. Его собственное сознание обладало для него такой же реальностью, как и его жизненный мир. Но и наоборот, в природе средневековый человек видел то, что было в его сознании. Он действительно видел русалок, леших и домовых, поскольку в них он верил с детства и вырастал в постоянном ожидании встреч с ними. Это было языческое сознание, и не церковь, а город освобождал средневекового человека от языческой близости с природой. Город стал произведением человека, и именно поэтому человек безоглядно доверился ему, не замечая, что в гораздо большей мере сам становится произведением города.

Церковь и ереси

В середине века наибольшего развития достигли ереси. Они представляли собой всевозможные отклонения от официальной христианской догматики и культа. Еретические движения носили в основном антицерковный и антифеодальный характер и стали массовыми в связи с появлением и расцветом городов. Средневековые ереси делились на бюргерские и крестьянско-плебейские. Последние были более радикальны, крестьяне отстаивали свои убеждения часто с оружием в руках. К еретическим относятся движения “апостольских братьев”, таборитов, альбигойцев, арнольдистов. Характерно, что еретики воспринимали христианскую церковь так, как иудейские пророки и первые христиане-общинники воспринимали язычников. Еретики создавали простые религиозные организации, проповедовали “апостольскую бедность”, вводили упрощенную обрядность, признавали источником веры лишь Новый Завет. Особенно резкие нападки у них вызывала продажа католической церковью индульгенций — полного или частичного отпущения грехов. Одним из средств борьбы с ересями было официальное признание некоторых умеренных сект и учреждение на их основе нищенствующих орденов, наиболее значительными из которых были францисканский, доминиканский, августинский. Среди ересей были распространены мистические идеи, например, еретическими были объявлены многие положения в учении М. Экхарта.

Инквизиция

В борьбе с мистицизмом использовались тайное судопроизводство и пытки, софистические ухищрения и запугивания, с помощью которых у жертв вырывали признание вины. С XIII в. инквизиция существовала как самостоятельное учреждение под властью главы католической церкви — папы. Особенно жестокими были действия инквизиторов в Испании. Процветали шпионаж и доносы, изобретались утонченные методы и страшные орудия пыток. Инквизиция поставила себе целью дать возможность еретикам еще при жизни испытать муки ада. Чудовищнее всего было то, что все пытки и казни творились “именем Христа”. “Не судите, да не судимы будете, - говорил Христос в Нагорной проповеди. — Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить”. Действия инквизиции свидетельствуют о том, насколько живучи были в средневековом обществе чисто языческие отношения к вере и к человеку, ведь утверждение веры посредством пыток и издевательств не может быть названо христианским. С другой стороны, сами инквизиторы с одинаковым рвением отправляли на костер и “колдуна”, и ученого. Инквизиторы не признавали разницы между чародейством и наукой, между язычеством и свободомыслием. Видя в любом отклонении мысли проявление язычества и борясь с ним языческими же методами, инквизиторы ничего, кроме язычества, не могли утвердить в средневековом обществе.

Крестовые походы

осенью 1095 года папа Урбан II собрал во французском городе Клермоне церковный собор. На этом соборе он впервые призвал всех добрых христиан на борьбу с неверными магометанами и провозгласил лозунги этого похода: освобождение Гроба Господня и Палестины, важнейшей святыни христианства, и самой Святой земли.

Первый крестовый поход.

Летом 1096г. впервые в истории огромное христианское войско из представителей многих народов двинулось в поход на Восток. Это войско состояло отнюдь не из благородных рыцарей, в походе участвовали также вдохновленные идеями креста крестьяне и плохо вооруженные горожане, мужчины и женщины. В общей сложности, соединенные в шесть больших групп, в этот поход выступили от 50 до 70 тысяч человек, причем большинство из них проделало большую часть пути пешком.

В июле 1099г. крестоносцам удалось взять Иерусалим.

Вскоре после взятия Иерусалима крестоносцы овладели большей частью восточного побережья Средиземного моря. На захваченной территории в начале XII в. рыцарями было создано четыре государства: королевство Иерусалимское, графство Триполи, княжество Антиохийское и графство Эдесское. Власть в этих государствах строилась на основе феодальной иерархии. Возглавлял ее король Иерусалимский, остальные три правителя считались его вассалами, но на деле были самостоятельны. Огромное влияние в государствах крестоносцев имела Церковь. Ей принадлежали и большие земельные владения.

С завоеванием Гроба Господня была достигнута основная цель этого крестового похода. После 1100г. крестоносцы продолжали расширять свои владения. С мая 1104г. им принадлежал Аккон, крупный торговый центр на Средиземном море. В июле 1109г. они захватили Триполи и тем округлили свои владения. Когда государства крестоносцев достигли максимальных размеров, их площадь простиралась от Эдессы на севере до залива Акаба на юге.

Второй крестовый поход.

Государства крестоносцев были со всех сторон окружены народами, чью территорию они захватили. В 1137г. византийский император Иоанн II напал на Антиохию и завоевал ее. Государства крестоносцев были между собой в таком разладе, что даже не помогли Антиохии. Под конец 1143г. мусульманский полководец Имад-ад-дин Зенги напал на графство Эдесса и вырвал его у крестоносцев.

По просьбе иерусалимского короля Папа Евгений III вновь призвал к крестовому походу. Организацию его взял на себя аббат Бернар Клервоский. 31 марта 1146г. перед вновь воздвигнутой церковью св. Магдалины в Везеле, в Бургундии, он в пламенных речах увещевал своих слушателей принять участие в крестовом походе. Несметные толпы последовали его призыву.

Вскоре целое войско выступило в поход. Германский король Конрад III и французский король Людовик VII встали во главе этого войска. Весной 1147г. крестоносцы вышли из Регенсбукга. Французы предпочли путь через Средиземное море. Германские же войска без особых происшествий прошли через Венгрию и вошли в византийские земли. Когда воинство креста проходило через Анатолию, оно подверглось под Дорилеем нападению сельджуков и понесло большие потери. Королю Конраду удалось спасти и попасть в Святую землю лишь благодаря византийскому флоту.

В 1148г. неподалеку от Лаодикеи французы подверглись яростному натиску мусульман. Помощь византийской армии оказалась совершенно недостаточной - по-видимому, император Мануил в глубине души желал поражения крестоносцев.

Между тем Конрад III, Людовик VII, патриарх и король Иерусалима провели тайный совет об истинных целях крестового похода и приняли решение всеми наличными силами овладеть Дамаском, сулившим им богатую добычу. Но таким решением они лишь толкнули сирийского правителя в объятия сельджукского князя из Алеппо, который надвигался с большим войском и с которым отношения у Сирии были до этого враждебными.

Вскоре стало ясно, что второй крестовый поход не достигнет своей цели - вернуть утраченную Эдессу. 3 июля 1187г. у селения Хиттин, западнее Генисаретского озера, разгорелось жестокое сражение. Мусульманское войско численно превосходило силы христиан. В результате крестоносцы потерпели сокрушительное поражение. Это поражение имело роковые последствия для государств крестоносцев. У них больше не было боеспособного войска. В руках христиан осталось всего несколько мощных крепостей на севере: Крак-де-Шевалье, Шатель Блан и Маргат.

Третий крестовый поход.

Иерусалим пал. Весть эта потрясла весь христианский мир. И снова в Западной Европе нашлись люди, готовые идти на борьбу против мусульман. Уже в декабре 1187г. на страсбургском рейхстаге первые из них приняли крест. Весной следующего года их примеру последовал германский император Фридрих I Барбаросса. Кораблей не хватало, поэтому решено было не идти морем. Большая часть войска двинулась по суше, несмотря на то, что путь этот был нелегок.

11 мая 1189г. войско вышло из Регенсбурга. Возглавил его 67-летний император Фридрих I. Из-за нападений сельджуков и нестерпимой жары крестоносцы продвигались очень медленно, среди них начались повальные болезни. 10 июня 1190г. император утонул при переправе через горную реку Салеф. Его гибель была тяжелым ударом для крестоносцев. Особого доверия к старшему сыну императора у них не было, а поэтому многие повернули обратно. Лишь небольшое число верных рыцарей продолжило свой путь под предводительством герцога Фридриха. 7 октября они подошли к Аккону.

Французские и английские части вышли из Везеле лишь в конце апреля 1190г., потому что между Францией и Англией постоянно возникали раздоры. Между тем немецкое войско при поддержке пизанского флота осадило Аккон. В апреле 1191г. подоспел французский флот, а вслед за ним и английский. Саладин был вынужден капитулировать и сдать город. Он всячески старался избежать_ заранее оговоренного выкупа, и тогда английский король Ричард I Львиное Сердце не колеблясь приказал убить 2700 пленных мусульман. Саладину пришлось просить перемирия. Победители вслед за английским королем отошли к югу и направились через Яффу в сторону Иерусалима. Иерусалимское королевство было восстановлено, хотя сам Иерусалим по-прежнему оставался в руках мусульман. Столицей королевства стал теперь Аккон. Власть крестоносцев ограничивалась в основном полосой побережья, которая начиналась чуть севернее Тира и тянулась до Яффы, а на востоке не доходила даже до реки Иордан.

Четвертый крестовый поход.

Рядом с этими неудачными предприятиями европейских рыцарей совершенно отдельно стоит 4-й крестовый поход, сравнявший с неверными православных христиан-византийцев и приведший к гибели Константинополь. Инициатором его стал Папа Иннокентий III. Первейшей его заботой было положение христианства на Ближнем Востоке. Он захотел снова примерить латинскую и греческую церкви, укрепить господство церкви, а заодно и собственные притязания на верховное главенство в христианском мире.

В 1198г. он развернул грандиозную агитацию за очередной поход во имя освобождения Иерусалима. Папские послания были разосланы во все европейские государства, но, кроме того, Иннокентий III не обошел своим вниманием еще одного христианского правителя - византийского императора Алекскея III. Он тоже, по мнению Папы, должен был двинуть войска в Святую землю. Он дипломатично, но не двусмысленно намекнул императору, что в случае несговорчивости византийцев на Западе найдутся силы, которые готовы выступить против них. На самом деле, Иннокентий III мечтал не столько о восстановлении единства христианской церкви, сколько о подчинении Византийской греческой церкви Римско-католической.

Четвертый крестовый поход начался в 1202г., и первоначально его конечным пунктом намечался Египет. Путь туда лежал через Средиземное море, а крестоносцы, несмотря на всю тщательность подготовки “святого паломничества", флотом не располагали и поэтому вынуждены были обратиться за помощью к Венецианской республике. С этого момента маршрут крестового похода резко изменился. Дож Венеции Энрико Дандоло потребовал за услуги огромную сумму, а крестоносцы оказались неплатежеспособны. Дандоло это не смутило: он предложил “святому воинству" компенсировать недоимки захватом далматинского города Задара. В 1202г. Задар был взят, воинство крестоносцев погрузилось на корабли, и отправилось под стены Константинополя. Поводом для такого поворота событий послужила борьба за престол в самой Византии. Дож Дандело, которому понравилось сводить счеты с конкурентами руками крестоносцев, сговорился с предводителем “Христова воинства" Бонифацием Монферратским. Папа Иннокентий III поддержал предприятие - и маршрут крестового похода был во второй раз изменен.

Осадив в 1203г. Константинополь, крестоносцы добились восстановления на троне императора Исака II, который за поддержку обещал щедро заплатить, однако оказался не так богат, чтобы сдержать слово. Разгневанные таким поворотом дела “освободители святой земли - в апреле 1204г. штурмом взяли Константинополь" и подвергли его погрому и разграблению. После падения Константинополя была захвачена часть Византийской империи. На ее развалинах возникло новое государство - Латинская империя, созданная крестоносцами. Она простояла недолго, до 1261г., пока не рухнула под ударами завоевателей.

После падения Константинополя, призывы идти освобождать Святую землю на время затихли, пока дети Германии и Франции не отправились на этот подвиг, обернувшийся для них гибелью. Последовавшие следом четыре крестовых похода рыцарей на Восток успеха не принесли. Правда, во время шестого похода императору Фридриху II удалось освободить Иерусалим, но “неверные" через 15 лет вернули себе утраченное.

После провала восьмого похода французских рыцарей в Северную Африку и гибели там французского короля Людовика IX, призывы римских священников к новым подвигам “во имя веры Христовой" отзыва не находили. Владения крестоносцев на Востоке постепенно захватывались мусульманами, пока в самом конце XIII в. не перестало существовать Иерусалимское королевство.

В первую очередь, крестовые походы открыли европейцам другие страны. Благодаря контактам с Востоком европейцы познакомились с новыми приемами обработки металлов, в том числе с ювелирным ремеслом, с давних времен превосходно развитым на Востоке. Европейские ремесленники освоили производство дорогих тканей, которые прежде поступали только через купцов. Арабская медицина, основанная на многовековой греческой фармакологии и обогащенная восточными рецептами, оказала влияние на развитие медицины европейской. Большое влияние оказал Восток и на развитие сельского хозяйства средневекового Запада. Во-первых, крестоносцы привезли новые сельскохозяйственные культуры. Греча, рис, шафран вошли в обиход европейских крестьянских хозяйств. К тому же, за время крестовых походов в самой Европе сельское хозяйство начало развиваться несколько более свободно. Крестьяне, от которых феодалы требовали преимущественно денежную ренту, а не продуктовый оброк, стали гораздо более самостоятельны, и сеяли не только то, что от них требовалось. Некоторые участники крестовых походов (в том числе и рыцари), вернувшись из похода на родину, сами начинали заниматься сельским хозяйством, наученные восточным опытом. Благодаря крестовым походам европейские купцы освоили новые торговые пути, на которых прежде безраздельно хозяйничали арабы и византийцы. Генуя и Венеция, две вечные соперницы, именно благодаря крестовым походам многократно умножили свои богатства. С конца XIII века одним из важнейших элементов торговой деятельности Западной Европы стала так называемая «левантийская» торговля. Это было основное направление, по которому теперь в Европу поступали восточные товары. Контролировали этот путь сами европейцы, не зависевшие более от Византии. В Восточном Средиземноморье венецианцы и генуэзцы, первопроходцы восточной торговли, основали множество купеческих поселений — факторий. Богатейшая греческая культурная и научная традиции сохранились главным образом в землях, принадлежавших Византии, там, где в римскую эпоху цвела эллинистическая культура. Когда в Малую Азию и на Ближний Восток пришли арабы, они восприняли обширное наследие греческих философов и ученых. Труды Аристотеля и Платона, Гиппократа и многих других выдающихся греков были переведены на арабский язык. Эти переводы в XII—XIII веках попали в Европу. Многим просвещенным европейцам к этому времени были уже тесны рамки «христианской науки», главной дисциплиной которой по-прежнему было богословие. Научные труды по механике, медицине, написанные арабскими учеными на основе трудов древних греков, пробудили в европейцах интерес и к первоисточникам. Европейское Возрождение, эпоха невиданного расцвета светской культуры и науки, многим обязано именно арабам. Начиная с XIV века, итальянские, французские, английские ученые занимались поиском греческих рукописей, переводов книг греческих мудрецов, осваивали греческий и переводили эти книги на более близкую и привычную для европейцев латынь.

Падение Римской империи в 476 г.н.э. ознаменовало начало в Европе эпохи средних веков (V-XVв.в.), периода феодальных отношений .Характерными чертами феодализма были закрепощение крестьян , господство натурального хозяйства , иерархическая структура общества и медленные темпы его развития . Основной темой философствования была тема Бога , проблема соотношения веры и знания .

Само христианство возникло на волне кризиса и распада Римской империи и поначалу и поначалу была религией обездоленных и рабов .

В развитии христианской средневековой философии принято выделять два крупных периода . Первый – патристика, или учение “отцов церкви” (А. Августин и др.), которые заложили основы религиозной философии . Второй период – схоластика (Фома Аквинский и др), когда эта философия стала достоянием общественного сознания и духовной культуры общества . В рамках схоластики выделялись такие течения , как реализм и номинализм .Основными авторитетами для средневековой философии были Платон и Аристотель .

«Философия – служанка богословия»- Мировоззрение средних веков было теоцентрическим - первопричиной всего существующего является Бог, религия является исходным пунктом и основой всякого мышления. Сознание дано человеку, чтобы он испытывал муки души, потерявший связь с Богом. Сознание как наказание человека за грехи. Считали, что истинным бытие обладает только Бог. Бог есть само бытие. Бог сотворил человека не вместе со всеми существами, а отдельно. Человек сам своими силами не способен преодолеть своих греховных наклонностей. Ему постоянно необходима божественная помощь. Центр философского мышления-

Бог. Бог является высшей сущностью, все остальное не существует. Бог является наивысшем благом и причиной всякого блага. Бог есть не природа, не бытие, а Дух.

Аврелий Августин Блаженный был наиболее заметной и влиятельной личностью в философии периода патристики . Августин – крупнейший систематизатор христианского вероучения, стоявший на позициях неоплатонизма. Он проповедал тезис о превосходстве веры над разумом.

Университеты

В XII-XIII вв. на Западе начинает складываться высшая школа - Университет (от латинского universitas - совокупность). Так назывались объединения преподавателей (universitas magistrorum) или преподавателей совместно с учащимися (universitas magistrorum et scholarium). К началу XIII в. университеты появились в Болонье, Палермо, Салерно, Париже, Монпелье, Оксфорде и др.

Типичным средневековым университетом был один из старейших - Парижский, получивший в 1200 г. королевскую грамоту с узаконением его прав. В его состав входили учащиеся, преподаватели, а также книгопродавцы, переписчики, посыльные, аптекари и даже трактирщики, обслуживающие университет.

Преподаватели университета объединялись в особые организации, так называемые факультеты (от латинского facultas - способность, т. е. способность преподавать тот или иной предмет). В Парижском университете их было четыре: один «младший», или «артистический», факультет, на котором учащиеся обучались чтению и письму и изучали «семь свободных искусств», и три «старших» - медицинский, юридический и богословский, на которые поступали лишь по окончании младшего «артистического» факультета. Преподаватели выбирали главу факультета - «декана». Учащиеся средневековых университетов назывались «студентами» (от латинского sthudere «усердно заниматься») и, в свою очередь, объединялись в организации («провинции» и «нации»). В Парижском университете имелось четыре «нации» - французская (галльская), нормандская, пикардийская и английская. Все четыре «нации» вместе выбирали главу всего университета - ректора (rector - правитель).

Обучение в университетах заключалось в слушании и записывании лекций студентами, в участии их в диспутах. Лекции обычно сводились к чтению и комментированию трудов авторитетных церковных и некоторых излюбленных античных авторов. По образцу Парижского создавались и другие университеты. В XV в. в Европе их насчитывалось уже больше 60. Церковь стремилась подчинить университеты своему полному контролю, но это удалось ей далеко не сразу.

Развитие схоластики

Медленное развитие производства и техники в феодальном обществе, общий низкий уровень образованности и связанное с этим господство религиозного мировоззрения тормозили развитие подлинно научного знания. Даже в пору своего расцвета в XIII в. наукой в подлинном смысле этого слова схоластика не являлась. Наиболее характерной ее чертой являлось стремление опереться на «авторитеты», отсюда догматизм и пренебрежение к опыту. Главной целью ее были поиски искусных аргументов для подтверждения заранее намеченных положений, почерпнутых прежде всего из Священного Писания.

Все же деятельность схоластов имела в истории средневековой культуры и известное положительное значение: она способствовала развитию формальной логики, ввела во все университетские программы обязательное изучение Аристотеля; схоласты поставили и пытались разрешить некоторые важные проблемы познания, например вопрос об универсалиях; они познакомили Западную Европу со многими трудами древнегреческих и арабских ученых.

После V века н.э. христианская религия и церковь обрели господствующее положение в странах Западной Европы . Монастыри , а затем и университеты стали основными очагами образования и культуры , философия преподовалась в в школах при монастырях , а ее основной задачей считалось обоснование истинности и незыблемости христианского вероучения . Такая философия стала называлась схоластикой .

Одним из первых представителем ранней схоластики был Иоанн Скотт(Эриугена), известен переводами работ философов периода патристики .

Развитию ранней схоластики способствовал также Ансельм Кентерберийский , он подчеркивал ,что вера предшествует разуму и ее положения составляют для него норму .

В ранней схоластике возник спор о так называемых универсальных понятиях .

Реалисты полагали ,что общее – это идеи ,которые существуют до единичных вещей и вне их , а номиналисты утверждали , что действительно существуют только единичные вещи .

Самой заметной фигурой в ранней схоластике был Пьер Абельяр, он подчеркивал преимущество разума перед слепой верой .

По убеждению Бернара Клевросского ,познание Бога является единственным смыслом человеческой жизни .

В XIII – XIV веках наступил период расцвета схоластической философии .Философы (Роджер Бэкон, Альберт Великий) стали проявлять большой интерес к логическим и естественнонаучным учениям .

Творчество Фомы Аквинского (тотизм) охватило целый ряд областей знания : теологию , философию , право . Он выработал те общие принципы отношения католического богословия к природе и обществу, которые и поныне католическая церковь считает неоспоримыми. В своем главном сочинении «Богословская сумма» и в ряде других Фома Аквинский, односторонне интерпретируя Аристотеля, пытался рационалистически обосновать церковную систему догм, поставить науку на службу религии, выдвинув идею гармонии разума и веры. Однако он сохранил за философией ее место служанки богословия. «В вопросах веры,- писал он,- любая старуха знает больше всех философов ... ибо какая старуха не знает, что душа бессмертна». «Всякое знание,-утверждал он,-греховно, если только оно не имеет целью познание бога».

Экономические и политические идеи Фомы Аквинского отражали новые явления в развитии феодализма - развитие денежных отношений и городов. Он развивал учение о греховности ссудного процента и о «справедливой цене», при определении которой считал необходимым учитывать количество труда, затраченного на производство вещи. Вместе с тем он доказывал вечность частной собственности, сословной организации общества, призывал к сотрудничеству сословий, прославлял теократическое государство.

Фома Аквинский создал энциклопедическую систему средневекового миросозерцания, пытаясь охватить ею все вопросы, выдвигавшиеся его временем с позиций безусловной защиты церкви и феодального строя. Именно поэтому папство даже в XX в. неоднократно объявляло учение Фомы Аквинского «единственно истинной философией католицизма», возрождая его под именем неотомизма. В этом учении идеологи современного католицизма ищут «доводы» в пользу существования религии и увековечения капитализма

В период поздней схоластики имело место работы и творчество Иоанна Эгхарта , Марсилиана Падуанского , Уильяма Оккама , схоластика все чаще становилась объектом критики .

Позитивные тенденции , обнаружившиеся в период поздней схоластики, в немаловажной степени способствовали возникновению натурфилософии эпохи Возрождения .

Католическая реакция в университетах.

Расширение научного кругозора на базе усвоения античного наследия подрывало ранее выработанное и поддерживаемое церковью соотношение между христианским вероучением и светскими знаниями.

Знакомство с натурфилософскими сочинениями Аристотеля способствовало распространению в XIII в. рационализма и вольнодумства среди студентов и преподавателей университета, появлению учений, противостоявших официальной схоластике. Так, магистрами Парижского университета Амори Венским и Давидом Динанским высказывались пантеистические идеи о том, что бога, соответствующего пониманию христианской церкви, не существует, но он разлит во всей природе, а поэтому церковь со всеми ее догматами и таинствами не нужна. Эти взгляды получили распространение в еретическом движении амальрикан, которое было жестоко подавлено церковью.

К концу XIII в. перед церковью встала задача укрепить свои философские позиции в борьбе с еретическими движениями и свободомыслием. Учитывая растущую в обществе потребность в реальных практических знаниях, церковь изменила тактику. Отрицание светских знаний сменилось требованием рассматривать их как опору веры. Философия была объявлена «служанкой богословия», а учение Аристотеля стало использоваться для «обоснования» религиозной догмы. С помощью нищенствующих монашеских орденов церковь захватила в свои руки руководство университетами. Сначала в Парижском, а затем и в других университетах богословские факультеты оказались во власти доминиканцев.

Наступление католической реакции в университетах сопровождалось острой идеологической борьбой. Ее центром стал Парижский университет. Здесь во второй половине XIII в. столкнулись две школы аристотелизма. Одна, возглавляемая католическими ортодоксами Альбертом Великим (1193-1280), и его учеником Фомой Аквинским (1225-1274), стремилась приспособить труды Аристотеля к церковному учению.

Практические науки медицина, астрономия, алхимия - были полностью подчинены богословию. Эти черты особенно ярко проявились в алхимии - средневековом учении о веществах и их превращениях. Алхимики пытались превратить в золото неблагородные металлы с помощью чудодейственного «философского камня», которому приписывалась также способность излечивать все болезни и продлевать жизнь. Алхимия была оплотом суеверия и обмана, хотя отдельные производимые алхимиками опыты способствовали изучению свойств некоторых веществ.

Литература

Важнейшей составной частью формирующейся письменной культуры стал героический эпос, записанный в XII - XII вв. В героическом эпосе Западной Европы существуют две разновидности: исторический эпос, и фантастический эпос, более близкий к фольклору.

Эпические произведения XII века получили название "поэмы о деяниях". Вначале они представляли собой устные поэмы, исполнявшиеся, как правило, бродячими певцами жонглерами. Знаменитая "песнь о Роланде", "Песнь о моем Сиде", в которых главными являются патриотические мотивы и чисто "Рыцарский дух".

Литература западного раннего средневековья создавались новыми народами, населяющими западную часть Европы кельтами (бритты, галлы, белги, гельветы) и древними германцами, живущими между Дунаем и Рейном, у Северного моря и на юге Скандинавии (свевы, готы, бургунды, херуски, англы, саксы и др.).

Литература этих народов представлена следующими произведениями:

Рассказы о жизни святых - агиографии.

"Жития святых", видения и заклинания

Энциклопедические, научные и историографические труды.

Исидор Севильский (ок.560-636) - "этимологии, или начала"; Беда Достопочтенный (ок.637-735) - "о природе вещей" и "церковная история народа англов", Иордан - "о происхождении деяний готов"; Алкуин (ок.732-804) - трактаты по риторике, грамматике, диалектике; Эйнхард (ок.770-840) "Жизнеописания Карла Великого"

Мифология и героико-эпические поэмы, саги и песни кельтских и германских племен. Исландские саги, ирландский эпос, "Старшая Эдда", Младшая Эдда", "Беовульф", карело-финский эпос "Калевала".

Героический эпос как целостная картина народной жизни был самым значительным наследием литературы раннего средневековья и занимал в художественной культуре Западной Европы важное место.

На героический эпос большое влияние оказала кельтская и германо-скандинавская мифология. Часто эпос и мифы настолько связаны и переплетаются между собой, что провести границу между ними довольно трудно. Эта связь отражена в особой форме эпических сказаний - сагах - древнеисландских прозаических повествованиях (исландское слово "сага" происходит от глагола "сказать"). Складывали саги скандинавские поэты 9-12 вв. - скальды. Древнеисландские саги очень разнообразны: саги о королях, сага об исландцах, саги о древних временах ("Сага о Вельсунгах").

Собрание этих саг дошло до нас в виде двух Эдд: "Старшей Эдды" и "Младшей Эдды". Младшая Эдда - это прозаический пересказ древнегерманских мифов и сказаний, выполненный исландским историком и поэтом Снорри Сьурлусоном в 1222-1223гг. Старшая Эдда - это сборник двенадцати стихотворных песен о богах и героях. Сжатые и динамичные песни "Старшей Эдды", восходящие к 5 веку и записанные, видимо, в 10-11вв., делятся на две группы: сказания о богах и сказания о героях. В основе героических песен "Старшей Эдды" лежат общегерманские эпические сказания о золоте нибелунгов, на котором лежит проклятие и которое всем приносит несчастье. Саги получили распространение и в Ирландии - самом крупном очаге кельтской культуры в средние века. Это была единственная стран" Западной Европы, куда не ступала нога римского легионера. Ирландские сказания создавали и передавали потомкам друиды (жрецы), барды (певцы-поэты) и фелиды (предсказатели). Четкий и сжатый ирландский эпос сложился не в стихах, а в прозе. Его можно разделить на саги героические и саги фантастические. Главным героем героических саг был благородный, справедливый и смелый Кухулин. В образе Кухулина древняя Ирландия воплотила свой идеал доблести и нравственного совершенства.

В эпических произведениях часто переплетаются реальные исторические события и сказочная фантастика. Так, "Песнь о Хильденбранде" создана на исторической основе - борьбе остготского короля Теодориха с Одоакром. Этот древнегерманский эпос эпохи переселения народов возник еще в языческую эпоху и был найден в рукописи 9 века. Это единственный памятник немецкого эпоса, дошедший до нас в песенной форме.

В поэме "Беовульф" - героическом эпосе англосаксов, дошедшем до нас в рукописи начала 10 века, фантастические приключения героев также происходят на фоне исторических событий. Мир "Беовульфа" - это мир королей и дружинников, мир пиров, битв и поединков. Герой поэмы - храбрый и великодушный воин из народа гаутов Беовульф, который совершает подвиги и всегда готов прийти на помощь людям. Беовульф щедр, милостив, верен вождю и жаден до славы и наград, ш совершил много подвигов . Ценой собственной жизни Беовульфу удалось победить дракона. Завершается песнь сценой торжественного сожжения на погребальном костре тела героя и сооружения кургана над его прахом. Так в поэме появляется знакомая тема золота, приносящего несчастья. Эта тема будет использоваться позже и в рыцарской литературе.

Бессмертным памятником народного творчества является "Калевала" - карело-финский эпос о подвигах и приключениях героев сказочной страны Калева. "Калевала" составлена из народных песен (рун), которые собрал и записал выходец из финской крестьянской семьи Элиас Леннрот, и опубликована в 1835 и 1849 гг. руны - это вырезанные на дереве или камне буквы алфавита, применявшегося скандинавскими и другими германскими народами для культовых и памятных надписей. Вся "Калевала" - это неустанное восхваление человеческого труда, в ней нет и намека на "придворную" поэзию.

Во французской эпической поэме "Песнь о Роланде", дошедшей до нас в рукописи 12 века, повествуется об испанском походе Карла Великого в 778г., а у главного героя поэмы Роланда есть свой исторический прототип. Правда, поход против басков превратился в поэме в семилетнюю войну с "неверными", а сам Карл - из 36-летнего человека в седого старца. Центральный эпизод поэмы - ронсевальская битва, прославляет мужество людей, верных долгу и "милой Франции".

В испанском героическом эпосе "Песнь о Сиде" отразились события реконкисты - отвоевания испанцами у арабов своей страны. Главный герой поэмы - известный деятель реконкисты Родриго Диас де Бивар (1040 - 1099), которого арабы прозвали Сидом (господином).

В германском эпосе "Песнь о нибелунгах", который окончательно сложился из отдельных песен в эпическое сказание в 12-13 вв., есть и историческая основа, и сказка-вымысел. В эпосе отражены события Великого переселения народов 4-5 вв. есть и реальное историческое лицо - грозный вождь Атилла, который превратился в доброго, безвольного Этцеля. Поэма состоит из 39 песен - "авентюр". Действие поэмы переносит нас в мир придворных празднеств, рыцарских турниров и прекрасных дам. Главный герой поэмы - нидерландский королевич Зигфрид, юный рыцарь, который совершил множество чудесных подвигов. Он смел и отважен, молод и пригож, дерзок и самонадеян. Но трагично сложилась судьба Зигфрида и его будущей жены Кримхильды, для которых роковым стал клад с золотом Нибелунгов.

В рамках рыцарской культуры в XII веке появились такие литературные жанры, как рыцарский роман и рыцарская поэзия. Термин "роман" первоначально означал только стихотворный текст на живописном романском языке в отличие от латыни, а затем он стал использоваться для названия определенного жанра.

Первые рыцарские романы появились в культурной англо - норманнской среде в 1066г. Зачинателем легенд о подвигах короля Артура, о его славных рыцарях Круглого стола, об их борьбе с англосаксами традиционно считается Гальфрид Монмутский. В основе цикла романов о короле Артуре лежит кельтский героический эпос. Герои его - Ланселот и Персеваль, Пальмерин - воплощали высшие рыцарские добродетели. Распространенным мотивом рыцарских романов, особенно бретонского цикла были поиски святого Грааля - чаша, в которую по преданию была собрана кровь распятого Христа. Бретонский цикл романов входит и "прекрасная повесть о Тристане и Изольде" - поэма о вечной неумирающей страсти, которая разгорается в главных героях после того, как они по ошибке выпивают любовный напиток.

Крупнейшими представителями жанра XI века был французский проект Крестьен де Труа. Он даже предсказывал легенды Артурского цикла и воплощал их в своих "романах и стихах".

Произведения Крестьен де Труа "Эрек и Энида", Ивейн, или Рыцарь Льва", "Ласелот, или Рыцарь телеги" и др. относятся к лучшим образцам куртуазной западноевропейской литературы. Сюжеты произведений К. Де Труа перерабатывались авторами немецких рыцарских романов, например, Рартманом Фон Ауэ. Лучшим его произведением стал "Бедный Генрих" - небольшая стихотворная повесть. Еще одним знаменитым автором рыцарских куртуазных романов был Волбфрам фон Эшенбах, чья поэма "Парси-фаль" (один из рыцарей Круглого стола) впоследствии вдохновляла великого немецкого композитора Р. Вагнера. Рыцарский роман отразил рост светских тенденций в литературе, а также обострение интереса к человеческим чувствам и переживаниям. Он передал последующим эпохам представление о том, что стало называться рыцарством.

Рыцарский роман отразил рост светский тенденций в литературе, а так же обострение интереса к человеческим переживаниям. Он передал последующим поколениям эпохам представление о том, что стало называться рыцарством.

Солнечный французский прованс стал родиной поэзии трубадуров, возникший при дворах феодальных сеньоров. В этом виде куртуазной поэзии центральное место занимал культ дамы. Среди трубадуров преобладали рыцари среднего достатка, но встречались и представители феодальной знати, и выходцы из плебейской среды. Основными чертами поэзии были элитарность и камерность, причем любовь к прекрасной даме выступала в виде своеобразной религии или культурного действия.

Известнейшими трубадурами XXII века были Бернард Девентарион, Гераут де Борнель, и Бертрант де Борн. На севере Франции процветала поэзия труверов, в Германии - миннезингеров, в Италии - поэты "нового сладострастного стиля".

Городская литература XII - XIII веков была антифеодальной. Городские поэты воспевали трудолюбие, практическую смекалку, хитроумие и лукавство ремесленников и торговцев.

Наиболее популярным жанром городской литературы была стихотворная новелла, басня или шутка. Всем названным жанрам были присущи реалистические черты, сатирической заостренности, немного грубоватый юмор. Они высмеивали грубость и невежество феодалов, их алчность и вероломство. Широкое распространение получило еще одно произведение средневековой литературы - "Роман о розе", который состоит из двух разнородных и разновременных частей. В первой части в нем в виде действующих лиц выступают различные человеческие качества: разум, лицемерие. Вторая часть романа носит сатирический характер и решительно обрушивается на федально-церковные порядки, утверждая необходимость всеобщего равенства.

Другим направлением городской культуры Средневековья было карнавально - смеховое театрально искусство. Смеховая культура господствовала в карнавале, в творчестве народных бродячих актеров, жонглеров, акробатов, певцов. Высшим проявлением народной площадной культуры был карнавал.

Явление народно - смеховой культуры позволяет по новому осмыслить культурный мир средневековья и обнаружить, что "мрачному" Средневековью было свойственно и празднично поэтическое восприятие мира.

Близка к городской культуре поэзия вагантов - бродячих школяров.

Поэзия вагантов, кочующих по всей Европе в поисках лучших учителей и лучшей жизни, была очень дерзкая, осуждающая церковь и духовенство и воспевающая радости земной и вольной жизни. В поэзии вагантов переплетались две основные темы любовная и сатирическая. Стихи в массе своей анонимны; они плебейские по своей сути и этим отличаются от аристократического творчества трубадуров. Лирическая поэзия вагантов (от лат. - бродячие люди), воспевающая щедрые дары природы, плотскую любовь, радость винопития и азартные игры, создавалась на латинском языке. Ее авторами были озорные школяры, неунывающие клирики и обедневшие рыцари. Поклонники Бахуса и Венеры, они вели бродячий образ жизни и в своем творчестве охотно обращались к фольклору, используя мотивы и формы народных песен. Ваганты знали, что такое бедность и унижение, но их стихи, воспевающие вольное братство, проникнуты радостью, свободой, земной любовью. О творчестве вагантов можно судить по сборнику безымянных поэтов "Сагтша Вигапа" и стихам Архипиита Кельнского, Вальтера Шатильонского и Гуго Орлеанского.

Предпосылки научного переворота

Период между серединой 15 века и серединой 17 в Европе получил в истории название «научной революции». Эта революция происходила синхронно с изменениями в религиозном, художественном, политическом, да и просто в бытовом сознании населения Западной Европы, которые сопутствовали переходу от средневекового к новоевропейскому обществу. В осуществлении этого перехода научной революции принадлежит одна из главных ролей, так как именно глобальные перемены в науке во многом определили лицо нового общества.

Еще Роджер Бэкон, неслучайно изображенный Умберто Эко в романе «Имя розы» своего рода пророком грядущей эры технического прогресса, придавал немалое значение изобретательству. А к концу средних веков в руках европейцев оказались четыре важнейших изобретения, пришедших большей частью с Востока: магнитный компас, во многом предопределивший возможность Великих географических открытий; порох, который давал европейцам военные преимущества перед другими народами; механические часы, с повсеместным распространением которых произошли решительные изменения в отношении человека ко времени, природе, своему собственному труду; и, конечно же, печатный станок Гуттенберга, с помощью которого многократно увеличились скорость и оперативность распространения знаний, которые перестали быть компетенцией духовенства. Вследствие этого уровень материального развития европейцев возрос необычайно, что некоторым образом определило и особенности движения научной и художественной мысли, которые не замедлили в самом скором времени проявиться.

Закат средневекового общества начался со смелого предположения Петрарки о том, что вся тысячелетняя история христианства есть не что иное, как «темные века», которые ложатся зловещей тенью на истинную сокровищницу человечества – античность. Флорентийские неоплатоники и гуманисты – Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола сумели в какой-то степени возродить дух платоновской академии, но главное - они создали образ человека, который является не столько орудием божественной воли, сколько полноправным творцом своей судьбы, почти неограниченным властелином окружающего мира и природы. Проповедуя возврат к античности, гуманисты совершенно по-новому (и, во всяком случае, не «по-античному») определили место человека в мире. Пико делла Мирандола в своей знаменитой «Речи о достоинстве человека» сказал: « Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению... Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю».

Осознание значения человека вкупе с техническими достижениями, свидетельствующими о его незаурядных возможностях, представляются тем основанием, на котором и возникло впечатляющее здание новоевропейской науки. В формировании «нового мышления» участвовали, порой соперничая друг с другом, а порой тесно переплетаясь, одновременно несколько сил, предлагавших новое понимание природы и человека.

Первым мощным провозвестником нового времени было искусство Ренессанса. Многие художники кватроченто и чинквиченто были не только мастерами искусства, но и видными теоретиками. Альберти, Леонардо да Винчи, Андреа Палладио в своих трактатах, да и в практической художественной деятельности пытались понять закономерности устройства природы, «натуры». С одной стороны, они были внимательными естествоиспытателями, и опыт был важнейшим источником их знаний о мире, с другой – математиками и физиками, немало времени истративших на выработку своих систем идеальных пропорций и с филигранной точностью выверенных конструкций. Кроме того, Ренессанс представил человека-творца, не анонимного, как средневековые мастера, а неповторимо индивидуального.

Наиболее интересной здесь представляется фигура Леонардо, который высказал смелую мысль о механистичности природы. Разнообразные инженерно-технические прожекты, в избытке производившиеся его неутомимым гением, хорошо показывают, насколько он считал себя способным не только познать, натуру, но и преобразовать ее согласно своим желаниям. Среди исследователей нет единодушия относительно того, был ли Леонардо чистым «эмпириком», или же преимущественно математиком, опиравшимся на умозрительные построения; очевидно одно – Леонардо одним из первых осознает космос как совершенный часовой механизм, а человека – как подмастерье-часовщика, который, хотя и не умеет завести или остановить эти часы, вполне способен понимать их ход и переводить стрелки.

Другой мощной струей, размывающей самое основание средневекового миропонимания были, как ни странно, оккультные науки, в 15-17вв. переживавшие свой расцвет – алхимия, астрология, герметизм, каббала. Заявляющий претензии на обладание неким тайным, эзотерическим знанием, а также на искусство управления таинственными силами природы, оккультизм вполне отвечал пробудившейся жажде познания людей. Уже много позже наука начала отделять «зерна от плевел», между тем в эпоху Возрождения многие ученые, чьи имена навсегда вошли в историю как основоположников новой науки, часто использовали магию и практиковали занятия астрологией и оккультизмом: Коперник был не только астрономом, но и астрологом, Кеплер неоднократно ссылался на авторитет Гермеса Трисмегиста, Кампанелла был известным белым магом. При катастрофическом недостатке реального опыта спекулятивные построения эзотерики до поры до времени могли дать ответ на многие из вопросов, которые ставила наука Ренессанса.

К примеру, Парацельс, одна из ярчайших фигур в науке 16 века, создает универсальную картину Вселенной, базирующуюся на своеобразном сочетании магии, алхимии и астрологии. Природу он мыслит как живое единое целое, пронизанное магическими силами. В ней все связано воедино: внутренним органам человека определенным образом соответствуют части растений, строение минералов и движение небесных светил. Парацельс формулирует мини-«таблицу Менделеева» из трех традиционных алхимических элементов – ртути, серы и соли, из коих и сложена вся Вселенная. Эзотерическая традиция в годы Возрождения имела довольно много точек соприкосновения с нарождающейся наукой, например, теории в духе парацельсовской неплохо сочетались с пантеизмом Джордано Бруно и «мировой душой» неоплатоников. Однако метафизичность, унаследованная от схоластики, а также полнейшая методологическая неопределенность оккультизма привели его к последующему вытеснению за пределы науки. Одной из главных бед эзотерики была ее закрытость, а это коренным образом противоречило принципам нового научного знания, изначально формировавшегося как общественное достояние.

Третьей силой, сыгравшей, пожалуй, наиболее важную роль в формировании науки нового времени, стали открытия ученых - естествоиспытателей, перевернувшие представление человека о мире. Философы Возрождения совершили революцию в области микрокосма; естествоиспытателям предстояло вдребезги разбить неизменную на протяжении многих сотен лет картину макрокосма. Первым «революционером» стал Коперник, который привел в движение Землю, а заодно и всю астрономическую науку. Геоцентрическую модель Птолемея Коперник заменил гелиоцентрической, однако идея вращения планет вокруг Солнца осталась, увы, единственным его вкладом в астрономию. В какой-то степени Коперник находился еще в плену средневековой статичности – он писал о «неподвижных системах фиксированных звезд». Тщательно разработанная Коперником теория о круговых орбитах планет вскоре была опровергнута другим пионером новоевропейской науки – Иоганном Кеплером, указавшим на то, что орбиты имеют не круговую, но эллипсоидную траекторию.

Еще одна крупнейшая фигура науки Ренессанса – Галилео Галилей, астроном и физик. Не столько важна подзорная труба, изобретенная Галилеем, сколько ее принципиальное использование как исследовательского «комплекса», усиливающего человеческие чувства и обогащающего опыт. В своем известном конфликте с церковью Галилей выдвинул, кроме того, программное требование новой науки –ее автономность и независимость, или, иначе говоря, стремление к абсолютной объективности, основанной на беспристрастном опыте.

Исаак Ньютон творил уже под воздействием картезианского метода; ему принадлежит завершение построения новой физической картины мира. Закон всемирного тяготения Ньютона, его исследования механики и динамики, исследования бесконечно малых чисел во многом завершили создание фундамента для новоевропейской науки. Космос Ньютона организован и упорядочен, и в то же время это механизм, постоянно пребывающий в уравновешивающем самое себя движении.

Говоря о переходе к новому времени, нельзя не упомянуть о роли религиозной революции, не менее радикальной, чем научная, и с не менее далеко идущими последствиями. Как застой в науке был прерван неожиданно бурным развитием всех областей знания, так религиозная закоснелость была преодолена благодаря воинственному пылу протестантизма. Парадоксальной особенностью Реформации был ее во многом двойственный характер, так как она представляла собой и консервативную религиозную реакцию, и радикально-вольнодумный переворот. С одной стороны, Лютер восставал против вполне ренессансного гедонизма папства ( вспомним, что монах Тетцель, явившийся невольным виновником появления «95 тезисов», добывал деньги не на что иное, как на строительство храма Св. Петра в Риме!), проповедуя возвращение к мрачноватой аскезе в иудейском духе, с другой - протестантизм с его догматом об оправдании верой и утверждением значимости личной совести и индивидуальности вообще, оказался благодатной почвой для развития индивидуалистических настроений. К началу 17 века «первоначальное накопление наук» в целом завершилось; новые научные данные требовали осмысления и адекватной интерпретации. Необходима была обобщающая методологическая стратагема, которая позволила бы не только классифицировать все многообразие данных, полученных в последние десятилетия, но и обозначить основные направления научного познания. Такой теорией стал эмпиризм Фрэнсиса Бэкона.

Фрэнсис Бэкон коренным образом пересмотрел отношение к научному познанию. Если в античности и средневековье наука была способом созерцания природы, более глубокого постижения сути вещей, то Бэкон полагал, что основная цель науки - приносить людям практическую пользу. Бэкону принадлежит известный афоризм : «Знание – сила», который прочертил магистральную линию развития новоевропейской науки вплоть до нашего времени. Однако для овладения столь полезным для человеческого могущества знанием было необходимо выработать новые методы исследования. Бэкон отказался от принятого со времен Аристотеля дедуктивного метода выведения частных случаев из общих положений, хорошего для метафизических построений, но мало пригодного для опытного познания, которое являлось целью Бэкона. Им был разработан индуктивный метод, позволявший выводить гипотезы и теории из кропотливых наблюдений над природой, многочисленных экспериментов, ибо только эксперимент (как чистый опыт) мог быть единственным критерием истинного знания.

Как мы видим, все внимание Бэкона сосредоточивается на объекте исследования. Однако он уделяет некоторое внимание и его субъекту, которому, впрочем, для получения адекватного знания достаточно избавиться от некоторых заблуждений, которые свойственны человеческому разуму – «идолов». Существует четыре вида идолов: идолы пещеры, связанные с индивидуальными особенностями каждого конкретного индивидуума; идолы театра, то есть вера в незыблемость авторитетов, например, Аристотеля; идолы площади, связанные с использованием языка и автоматическим введением в суждение существующих в языке неточностей и погрешностей; и, наконец, идолы рода, отображающие вековую привычку человека отождествлять строение природы со своим собственным и усматривать в природе телеологическую направленность.

Бэкон заложил основание новой науки в Англии, где как было сказано выше, у него практически не было конкурентов: английская наука по большей части удовлетворялась принципами эмпиризма и практическим аспектом бэконианства, что позволило Англии в скором времени превратиться в самую могущественную из промышленных держав Европы, «мастерскую мира». Нигде в мире идеи прогресса не осуществлялись с такой последовательностью.

Между тем Бэкон, поклоняясь эксперименту, не придавал должного значения теории, и , кроме того, упустил из виду непреодолимые препятствия, ожидающие субъекта на пути познания. Бэконовские идолы суть всего лишь досадные помехи, в принципе устранимые.

Совершенно другой путь избрал великий французский философ Рене Декарт, обнаруживший границы познания. Если Бэкон выводил познание из опыта, то Декарт – из человеческого сознания, которое единственное способно достоверно доказать свое существование, так как на декартово сомнение сознание отвечает: «Мыслю, следовательно, существую». Мир опыта вне этого утверждения мертв, и оживить его может лишь дыхание человеческого разума. Непогрешимость, ранее приписываемая папе римскому или Св. Писанию, была перенесена на человеческий разум.

Декарт вводит в научный обиход фундаментальные понятия объекта и субъекта познания. Методом Декарта становится постоянное сомнение, в том числе и в данных опыта, которым склонен был доверять Бэкон. Средством разрешения сомнения должна стать самая умозрительная из всех наук – математика. Для того, чтобы сознание могло категориально ориентироваться в мире, оно должно указать для него параметры, своего рода систему координат, в которой все сущее должно быть воспринимаемо и исследуемо. Основным «модулем» вселенной является, по Декарту, субстанция, которая имеет следующие параметры: протяжение, фигуру и движение. Субстанции бывают двух видов - духовные и материальные, причем духовные субстанции неделимы, в то время как материальные делимы до бесконечности. Духовные субстанции изначально наделены своего рода опознавательными «кодами» - врожденными идеями, которые позволяют одной из духовных субстанций – человеку, формировать свои знания о мире. Главная из таких идей – идея Бога, идея творца. Бог порождает все прочие врожденные идеи. Что же касается материальной субстанции, главным атрибутом которой является протяжение, то ее Декарт отождествляет с природой, и утверждает, что все в природе подчиняется чисто механическим законам.

Таким образом, Декарт создает теоретическую почву для использования в науках о природе методов математики, точного исследования. У Декарта в законченном виде формируется идея природы, как огромного часового механизма, запущенного с помощью божественного импульса.

Картезианство и эмпиризм составили мощную методологическую базу новой науки, создав как бы каркас еще не выстроенного научного здания, понятийную сетку, которую следовало лишь заполнять по мере накопления и анализа новых фактов. Бэкон и Декарт в общих чертах завершают научный переворот 15-17вв.

Эпоха великих географических открытий

Географические открытия, которые заслуживают определения "великие", совершались на нашей планете во все исторические эпохи, с древности и до XX в. Но эпохой Великих географических открытий принято называть строго определенный исторический период. Его хронологические рамки отечественные историки и географы обычно ограничивают серединой или концом XV - серединой XVII вв. Ни одна другая эпоха не была столь насыщена географическими открытиями, никогда они не имели такого исключительного значения для судеб Европы и всего мира. Усилиями нескольких поколений мореплавателей и землепроходцев рубежи ойкумены были раздвинуты; мир словно засверкал новыми красками, предстал во всем своем великолепном разнообразии.

В рамках этой эпохи исследователи обычно выделяют два периода.

- середина или конец XV – середина XVI вв. - период испанских и португальских открытий в Африке, Америке и Азии, включающий важнейшие плавания Колумба, Васко да Гамы и Магеллана;

- середина XVI – середина XVII вв. период, основное содержание которого составили впечатляющие достижения русских землепроходцев на севере Азии, английские и французские открытия в Северной Америке, голландские открытия в Австралии и Океании.

Имеются и другие точки зрения на хронологические рамки эпохи Великих географических открытий, ограничивающие ее серединой ХV - серединой XVI вв. или, напротив, включающие в нее и замечательные открытия XVIII в.

В ходе Великих географических открытий европейские путешественники впервые дерзнули пересечь океаны (единственное исключение в средневековой Европе – викинги, но их достижения к XV в. были уже давно забыты). Но для того чтобы мореплаватели отважились оставить землю за кормой, человечеству пришлось сначала сделать множество разных изобретений: такие приборы, как компас и астролябия, без которых нельзя было проложить верный путь и определить широту; астрономические таблицы, позволявшие.. определять долготу; географические карты, в раннем средневековье предельно схематичные, но постепенно становящиеся все более точными в деталях. Было необходимо книгопечатание, чтобы ускорить распространение сведений об изобретениях и открытиях; пушки и порох, чтобы сломить возможное сопротивление жителей вновь открытых земель, и многое, многое другое. А самое главное, был необходим (и был действительно создан) чудо-корабль, без которого открытия не могли быть совершены, – каравелла – быстрая, с легким ходом, маневренная, обладавшая удивительной способностью идти нужным курсом при любом направлении ветра, к тому же с небольшой командой, что позволяло взять на борт достаточно пищи и воды.

Большую роль сыграла в эпоху Великих географических открытий и получавшая все большее распространение идея шарообразности Земли; с нею была связана мысль о возможности западного морского пути в Индию через Атлантический океан.

На первом этапе Великих географических открытий решающую роль сыграли Испания и Португалия, в силу ряда причин оказавшиеся раньше других стран готовыми к выполнению труднейших задач, выдвинутых временем. В течение нескольких десятков лет мореплаватели пиренейских стран открывают юго-восточный путь в страны Востока вокруг Африки и юго-западный – в обход Америки, в поисках западного пути открывают и исследуют огромный двойной материк – Америку.

Но к середине XVI в. пиренейские державы, удовлетворенные захваченными источниками богатств, постепенно отказываются от новых исследовательских плаваний, стремясь прежде всего сохранить за собой уже приобретенные земли. Им на смену приходят Англия и немного позже Голландия.

Эти страны уже достаточно сильны, чтобы начать добиваться своего места

под солнцем, но еще не в состоянии вытеснить испанцев и португальцев с тех путей, которые ведут к источникам их богатств. Поэтому Англия и Голландия должны были искать новые маршруты из Европы в страны Востока: северо-западный – вокруг Северной Америки и северо-восточный – вокруг северного побережья Азии. Имея в виду оба этих варианта, мореплаватели исходили из верного предположения, что Азия и Америка разделены проливом, по которому можно попасть из Северного Ледовитого океана в Тихий.

Путь к берегам Северной Америки проложил в 1497 г. генуэзец на английской службе Джон Кабот (Джованни Кабото). В экспедиции 1498 г., осуществленной Каботом и его сыном Себастьяном, английские суда пересекли Атлантический океан и, достигнув североамериканского материка в районе острова Ньюфаундленд, прошли вдоль его восточного побережья далеко на юго-запад. Однако плавание оказалось убыточным (на пушные богатства страны моряки не обратили внимания). Поэтому англичане надолго остыли к исследованиям во вновь открытых землях, хотя Себастьян Кабот впоследствии еще дважды плавал к берегам Северной Америки.

В 20-е гг. XVI в. на поиски Северо-западного прохода устремились португальские, испанские и французские экспедиции, открывшие и нанесшие на карту многие тысячи километров атлантического побережья Северной Америки – от восточной оконечности полуострова Лабрадор до Флориды. В 1534 – 1536 гг. француз Жак Бартье исследовал залив Святого Лаврентия и прошел по открытой им реке Святого Лаврентия до впадения в нее реки Оттавы. Плыть дальше не позволяли пороги, но от индейцев Бартъе узнал, что дальше к юго-западу находятся обширные водные пространства. Так европейцы впервые услышали о Великих американских озерах, открытых французами уже в XVII в. Местные жители – индейцы – часто называли свои поселки «канада», и это слово, обозначавшее просто населенный пункт, стало позднее названием всей северной части Нового света – Канады. В последней четверти XVI в. инициативу в поисках Северо-западного прохода уверенно захватывает Англия. В 1576 – 1578 гг. три плавания в северных водах Америки совершил Мартин Фробишер, положивший начало открытию Баффиновой земли; залив у ее юго-восточной оконечности, ошибочно принятый Фробишером за пролив, и сейчас носит его имя. Несколько плаваний в северных водах совершил и Генри Гудзон, который в 1607 г. достиг немного западнее Шпицбергена рекордной отметки 80'23' северной широты, а в 1610 – 1611 гг. обогнул полуостров Лабрадор с севера и запада. Гудзон решил, что открыл вожделенный проход в Тихий океан; на самом деле он вошел в огромный залив, позднее названный Гудзоновым (как и пролив, отделяющий Лабрадор от Баффиновой земли). В позднейших экспедициях 10 – 30-х гг. XVII в. (Байлота и Баффина, Фокса, Джемса) были исследованы и нанесены на карту берега моря Баффина, западной части Гудзонова залива и южной части бассейна Фокс. Но после этого неуловимый Северо-западный проход был надолго забыт: лучшие полярные мореплаватели сошлись на том, что найти его невозможно.

С середины XVI в. англичане, а вслед за ними голландцы, начали искать Северо-восточный проход. В ходе этих поисков англичанин Ричард Ченслор установил торговые отношения с Россией (1553 – 1554 гг.), а Стивен Барроу, пользуясь указаниями русских поморов, достиг острова Вайгач. В 1594 – 1597 гг. три плавания в поисках Северо-восточного прохода совершил замечательный голландский полярный мореплаватель Виллем Баренц, но и ему не удалось продвинуться дальше Новой Земли. В XVII в. поиски Северо-восточного прохода, как и поиски Северо-западного, были признаны бесперспективными.

Конец эпохи Великих географических открытий ознаменовался выдающимися плаваниями как на севере, так и на юге нашей планеты. В 1642 – 1644 гг. Абел Тасман делает решающие шаги в долгой эпопее открытия Австралии. А в 1648 г. Федот Попов и Семен Дежнев впервые прошли из Северного Ледовитого океана в Тихий, обогнув восточную оконечность Азии. Тем самым существование Северо-восточного прохода, который так долго искали мореплаватели разных стран Европы в XVI – начале XVII вв., было доказано. Однако открытие Попова и Дежнева не получило известности, и в XVIII в. Витусу Берингу пришлось вторично решать ту же задачу.

Трудно переоценить значение Великих географических открытий в эпопее познания человеком земной поверхности. Были определены контуры всех обитаемых материков (кроме северных и северо-западных берегов Америки и восточного побережья Австралии), исследована большая часть земной поверхности; однако еще не изученными остались многие внутренние районы Америки, Африки, Азии и особенно Австралии. Великие открытия дали новый обширный материал для многих других областей знания – истории, этнографии, ботаники, зоологии. Именно в результате Великих географических открытий пришли в Европу столь привычные для нас сегодня картофель и томаты, кукуруза и табак.

Не менее важным было глубокое влияние открытий на социально-экономические процессы в Европе. Торговые пути неудержимо перемещались из Средиземноморья на просторы Атлантики. В результате одни государства приходили в упадок, и на авансцену истории выходили другие. Открытия связали между собой прежде изолированные континенты в единое целое: так рождался мировой рынок. Безжалостное ограбление колоний стало одним из важнейших рычагов для накопления богатств в наиболее развитых странах Европы, и в этой связи процесс развития капитализма в Европе неотделим от Великих географических открытий.

Великие географические открытия произвели ошеломляющее впечатление на современников, которые прекрасно осознавали масштабы происходивших, событий. Факты опровергали представления всех авторитетов древности. Рухнула вера в непогрешимое совершенство античной мудрости. Перед европейцами открылись новые культурные горизонты. Обитатели вновь открытых земель жили совсем иначе, чем европейцы, и наиболее пытливые умы той эпохи перестали смотреть на европейские порядки как на единственно возможные и стали связывать с Новым Светом идеальное общественное устройство. Открывая мир, европейцы познавали себя.

У истоков морского могущества Португалии находится замечательная фигура неутомимого вдохновителя и организатора морских путешествий принца Энрике (Генриха) Мореплавателя (1394 – 1460). В 1415 г. юношей он участвовал во взятии североафриканского порта Сеуты (с этого события как раз и принято отсчитывать начало морской экспансии Португалии). Узнав в этом городе, что отсюда проложены через Сахару караванные пути, в страны, богатые золотом, принц решил достичь их морским путем, отправляя корабли вдоль западного берега Африки. Всю свою жизнь он упорно стремился к этой цели. С 1420 г. он возглавлял могущественный португальский духовно-рыцарский Орден Христа и имел возможность использовать для своих исследований немалые ресурсы Ордена.

Хотя Энрике Мореплаватель не принимал личного участия ни в одной из многочисленных организованных им морских экспедиций и ступал на борт корабля лишь ради участия в военных походах в Северную Африку, свое почетное прозвище он получил по праву. С 1416 по 1460 г. многие десятки кораблей были посланы к островам Атлантики и к берегам Африки по его приказу и в течение многих лет экспедиции были явно убыточными и продолжались исключительно благодаря энтузиазму принца. Мысль о возможности морского пути в Индию тогда еще не возникала.

Правда, к концу жизни принца, когда усилилось турецкое наступление на Европу, христианские державы в поисках союзников против ислама вспомнили о легендарном христианском царе-священнике Иоанне, который некогда в глубинах Азии разгромил мусульман в крупном сражении.

В основе этой легенды лежали реальные события XII в. Но к XV веку европейцам было уже определенно известно, что в Азии такого государства нет. И тогда они отождествили державу священника Иоанна с Эфиопией, которая действительно была христианской. Вот это мифическое царство пытались найти и принц Энрике, и его последователи.

А о морском пути в Индию заговорили еще позже, сравнительно незадолго до того, как он был проложен.

Путешествие Васко да Гамы

Специально для этого плавания были построены три корабля: флагманский "Сан-Габриэл", "Сан-Рафаэл", которым командовал старший брат Васко, Паулу да Гама, и «Берриу». Как и в плавании Диаша, флотилию сопровождало транспортное судно с припасами. Корабли должны были вести лучшие кормчие Португалии. В составе экипажей трех кораблей в путь отправилось от 140 до 170 человек. Люди были подобраны очень тщательно, многие из них ранее уже участвовали в плаваниях к берегам Африки. Корабли были оснащены самыми совершенными навигационными приборами, в распоряжении мореплавателей были точные карты и вся новейшая информация о Западной Африке, Индии и Индийском океане. В составе экспедиции были переводчики, знавшие диалекты

С достижением Индии задачи экспедиции отнюдь не были исчерпаны. Необходимо было установить торговые отношения с местными жителями, но атому всячески противились арабские купцы, не желавшие уступать свои монопольные позиции в посреднической торговле. «Черт вас подери, кто вас сюда принес?» – таков был первый вопрос, с которым обратились к португальцам местные арабы. Правитель Каликута сначала испытывал сомнения, но высокомерие и вспыльчивость Васко да Гамы настроили его против пришельцев. К тому же в те времена установление торговых и дипломатических отношений обязательно сопровождалось обменом подарками, а то, что предложили португальцы (четыре красные шапки, ящик с шестью тазиками для мытья рук и некоторые другие подобные вещи), годилось для какого-нибудь африканского царька, но никак не для правителя богатого индийского княжества. В конце концов мусульмане напали на португальцев, те понесли потери и в спешке отплыли из Каликута.

Позже Васко да Гама вновь отплыл в Индию, где стал вице-королем португальских владений в этой стране. В Индии в 1524 г. он и умер.

Результаты открытия морского пути в Индию вокруг Африки были огромны. С этого момента и до начала эксплуатации в 1869 г. Суэцкого канала основная торговля Европы со странами Южной и Восточной Азии шла не через Средиземное море, как прежде, а вокруг Африки. Португалия, получавшая теперь громадные прибыли, стала до, конца XVI в. сильнейшей морской державой Европы, а король Мануэл, в правление которого было сделано это открытие, был прозван современниками Мануэлом Счастливым. Монархи соседних стран завидовали ему и искали другие, собственные пути в страны Востока.

Открытие Южной Америки португальцами и испанцами. В 70 - 80-х годах 15 века в Португалии было снаряжено несколько экспедиций для поисков легендарных осторовов Атлантического океана, но об этих экспедициях почти нет никаких сведений. Эти плавания были источником слухов, которые впоследствии дали повод некоторым исследователям оспаривать приоритет Колумба в открытии Америки. В 16 в. ходили слухи об открытии португальцами неких «золотых» и «серебряных» островов. Подобные легенды послужили основанием для некоторых португальских историков утверждать, что их соотечественники открыли Бразилию еще в 1447 г. и чуть ли не в 1342.

Фернан Магеллан совершил кругосветное плавание. Его корабли отправились из Севильи 10 августа 1519 года; в ноябре следующего года Магеллан прошел пролив, носящий теперь его имя, и после четырехмесячного плавания через Тихий океан достиг Филиппинских островов.

Попытки опровергнуть приоритет Колумба встречают множество обоснованных возражений. Впрочем, не исключено, что какой-либо мореплаватель 15 в. мог случайно достичь берегов Америки до Колумба, но вряд ли было бы правильно рассматривать такое событие как ее открытие, ибо оно не сыграло никакой исторической роли, оно не оказало влияния на географические представления человечества, не говоря уже о тех колоссальных экономических и политических последствиях, к которым привели плавания Колумба. Именно его первое плавание через Атлантический океан в 1492 году принято считать началом эпохи Великих географических открытий. Результатом этого плавания было открытие островов Багамских, Кубы и Гаити (Эспаньолы).

Вторая экспедиция Колумба (1493 - 1496) привела к открытию некоторых осторовов из группы Малых Антильских, о.Пуэрто-Рико и Ямайки; кроме того, был обследован южный берег Кубы (которую Колумб принял за часть материка). Во время третьего плавания (1498) было открыто северное побережье материка Южной Америки с устьем Ориноко и о.Тринидад. наконец, последняя экспедиция Колумба (1502 - 1504) имела своим результатом обследование побережья материка от Гондураса до зал. Дарьен.

В 1499 - 1500 при участии богатых испанских судовладельцев братьев Пинсон и представителя флорентинского торгового дома в Севилье Америго Веспуччи к северным берегам Южной Америки было снаряжено четыре экспедиции. Одна из них, под начальством Висенте Пинсона, обследовала побережье на протяжении 700 - 800 миль - до м.Св.Августина (С.Рок) - и открыла устье Амазонки. В 1501 - 1505 гг испанцы продолжали плавать у южноамериканских берегов.

В 1500 г. португалец Педру Альвариш Кабрал, направлявшийся в Индию, был отброшен бурей к берегам Бразилии, которую назвал о.Санта-Крус. В 1508г. испанцы Хуан Диас де Солис и Висенте Пинсон открыли берега Юкатана и доказали, что Куба - остров, а в следующем году прошли вдоль берегов Южной Америки на юг до 40 град. ю.ш. в 1515 - 1516 гг. Солис открыл Ла-Плату, приняв ее за искомый проход.

Америго Веспуччи, плавая у берегов Южной Америки, вначале надеялся найти там Малакку и Каттигару, но в 1503 г. в письме к Лоренцо Медичи высказал мнение, что посещенные им страны следует считать Новым Светом. Это высказывание Веспуччи было опубликовано на разных языках.

Лотаринкский географ из Сан-Дье Мартин Вальдзеемюллер, известный также под латинским именем Hylacomylus (1470 - 1527), в 1507 году предложил назвать Новый Свет Америкой. Но долгое премя это наименование не было общепринятым, а если и употреблялось, то лишь применительно к Бразилии (которую часто именовали также Землей Санта-Крус).

Плавания испанцев у берегов Южной Америки (1500 - 1501) показали, что в тропических широтах высокие горы покрыты снегом. Педро Мартир де Ангиера пытался объяснить это явление, так же как и некоторые другие естественнонаучные факты, содержащиеся в отчетах конкистадоров. Так, произрастание мощных деревьев, поразивших воображение первых исследователей Южной Америки, этот ученый указывал, что, поскольку последние каменисты, там можно ожидать больше золота, но по той же причине они менее плодородны и менее пригодны для заселения.

Плавания через Атлантический и Тихий океаны дали представление о поясах штилей, пассатов и западных ветров; Колумб обнаружил экваториальное течение в Атлантике, а Понсе де Леон (в 1523 году) - Гольфстрим; Педро Мартир дал схему течений Атлантического океана. Со времен экспедиций Колумба стало известным магнитное склонение.

Плавания Колумба.

3 августа 1492г. из порта Палос в плавание вышли три корабля: Санта-Мария, Пинта и Нинья с 90 участниками. Экипажи кораблей в основном состояли из осужденных преступников. После ремонта корабля “Пинта” у Канарских островов потянулись томительные дни. Прошло 33 дня после того как корабли покинули Канарские о-ва, а земли все не было. Вскоре появились признаки близости суши: изменился цвет воды, появились стайки птиц. Корабли вошли в Саргасово море. Вскоре за этим морем, 12 октября впередсмотрящий увидел полоску суши. Это был небольшой остров с пышной тропической растительностью, который Колумб назвал Сан-Сальводор и объявил владением Испании. Колумб был уверен, что достиг Азии.

Колумб оставил на о-ве Эспаньола несколько людей во главе со своим братом и отплыл в Испанию, взяв в доказательство несколько индейцев, перья невиданных птиц и несколько растений. 15 марта 1493 года в Палосе его встречали с триумфом как героя. Снарядив немедленно новую экспедицию, Колумб отправился из города Кадикса во второе плавание, которое продолжалось с 1493 по 1496. Было открыто много новых земель в гряде Антильских островов (Доминика, Гваделупа, Антигуа), о-ва Пуэрто-Рико, Ямайка, обследованы южные побережья Кубы, Эспаньолы. Но и на это раз Колумб недостиг Материка. С богатой добычей корабли возвратились в Испанию. Третье плавание Колумба состоялось в 1498-1500 гг. на шести судах. Он отплыл из г. Сан-Лукар. На о-ве Эспаньола Колумба ожидал тяжелый удар. Вероломные правители Испании, опасаясь, что Колумб может стать правителем открытых им земель, послали за ним корабль с приказом его арестовать. Колумба заковали в кандалы и привезли в Испанию. Почти два года потратил Колумб чтобы доказать свою невиновность. В 1502 году он вновь пустился в свое плавание на запад. На этот раз Колумб посетил многие открытые им острова, пересек от южного берега Кубы Карибское море и дошел до берега Южной Америки. Из четвертого плавания Колумб возвратился в 1504 году, слава его померкла. В 1506 году Колумб умер в одном из маленьких монастырей.

Америго Веспуччи

В самом начале XVI в., в одном из плаваний к берегам Вест-Индии участвовал выходец из Италии, торговый делец Америго Веспуччи. Побывав у берегов Южной Америки, он пришел к мысли, что земля, которую открыл Колумб, что это не Азия, а это неизвестная обширная суша, Новый Свет. Он сообщил о своей догадке в двух письмах в Италию. Слух об этом быстро распространился. В 1506 году во Франции был издан географический атлас с картой северной части Южной Америки. Автор карт назвал эту часть Нового Света землей Америго. Картографы последующих лет распространили это название на Центральную и Северную Америку. Так имя Америго Виспуччи было присвоено целой части света и незаконно увековечено картографами.

Магеллан (подлинное имя Магальянш) родился в Португалии около 1480 г .

21 сентября 1520 г. за 52 ю.ш. был найден залив или против, ведущий на запад, после того, как Магеллан открыл Атлантическое побережье Южной Америки. Магеллан шел несколько дней на юг через узкие проливы, пока не увидел 2 канала у о. Доусон: один на юго-восток, другой на юго-запад. Магеллан послал одного моряка на юго-восток, другого – на юго-запад. Моряки вернулись через 3 дня с известием, что видели мыс и открытое море. Адмирал прослезился и от радости назвал этот мыс “Желанным”. Следуя вдоль северного берега Патагонского пролива, он обогнул самую южную точку Южно-Американского континента - мыс Фроуорд и еще пять дней вел три корабля на северо-запад будто ко дну горного ущелья.Высокие горы и голые берега казались безлюдны, но днем был видны дымки, а по ночам - огни костров. И Магеллан назвал эту южную землю “Земля Огня”, на наших картах она неточно называется Огненной Землей. Через 38 дней Магеллан нашел атлантический вход в пролив, соединяющий 2 океана, он прошел мыс “Желанный” (теперь “Пилар” у тихоокеанского выхода из Магелланова пролива)

 

Дополнительное меню

Яндекс.Метрика